• Регистрация
МультиВход

Чабина Любовь Николаевна

1968 год рождения, годовалой девочкой меня привезли в Нягань, которая тогда была маленьким леспромхозовским посёлком, жившим по вполне человеческим правилам: не воруй, не бей лежачего, не беги за деньгами… Но пили почти все мужчины. Я и думала, что выпивка, курево и агрессия в пьяном виде являются неотрывными мужскими особенностями.

Мама у меня очень идейная была, по-хорошему идейная. До сих пор помню, как она, присев на корточки предо мной, объясняет: «Совесть - это даже если никто не видит, ты всё равно так не сделаешь»!

С огромным уважением отношусь к малышам-дошкольникам, так как помню свои размышления того периода – очень даже философские вопросы поднимала сама для себя!

Например, часто думала о вселенной и о том, что такое бесконечность, пыталась представить её. А ещё думала и смерти – почему её люди боятся: если спишь и сны видишь, так это не страшно, если ничего не чувствуешь – тем более…

Помню, как сидя на тротуаре (года 4 мне тогда было), думала о том, что каждого человека кто-нибудь да обязательно любит. Мимо меня в тот момент прошёл грязный, пьяный, некрасивый дядька, и я с изумлением мысленно констатировала факт: «Вот и его кто-то любит»! О том, что у взрослых есть родители, я не задумывалась, а о Боге и вовсе ничего не знала.

Таково моё младенчество.

А потом в наших местах нашли нефть. Численность населения стремительно выросла, и всё поменялось. Мне было чуть больше 10 лет, и я с изумлением узнала, что в лес без взрослых ходить опасно – можно человека встретить, в машины попутные даже в морозы лютые садиться тоже нельзя… А уж верить в то, что двое против одного не бывает, и что падать на землю мальчишкам во время драки смертельно опасно, стало по-настоящему глупо даже в нашей детской среде. Но поменять взгляды на жизнь оказалось невозможно. Если честно, страдала от того, что была чужой в этом мире. Хорошо хоть, что росла в большой семье (пятеро ребят) и не чувствовала абсолютного одиночества.

Юность прошла вперемешку с «девяностыми» - до сих пор с изумлением и удовольствием вспоминаю, как периодически то теряла, то находила самые неожиданные виды деятельности (от тренера по восточным единоборствам до экономиста), на кого только не училась (планирование, психология, юрист-менеджер), но, в конце концов, была «закинута» в Центр детского творчества педагогом дополнительного образования. А что и кому преподавать?

Дипломы мои позволяли многое, и стала я проводить тематические классные часы, которые превращались в ответы на самые жгучие вопросы ребят – от юридических и экономических до житейских и философских… Причём, не с позиций выживания, а с позиции, которую когда-то Лесков сформулировал в письме матери: «Лучше всю жизнь быть глубоко несчастным человеком, чем самодовольной сытой свиньёй».

Отклик от педагогов и учащихся был очень хороший, стимулирующий, так сказать. Видимо, все люди с младенчества думают о многом, а взрослых спрашивать не всегда получается – они или смеются, или им некогда, или просто на работе в самый нужный момент находятся.

Да и не всё от родителей воспринимается как наука, достойная того, чтоб к ней прислушаться. Поэтому свои занятия всегда старалась провести в классах, где учились мои дети.

В «девяностые» же годы поверила в Бога, и сразу всё встало на свои места в моей голове. Стала прихожанкой нашего храма свт. Алексия Московского, обросла учительскими и консультативными послушаниями.

В настоящий момент являюсь юрисконсультом нашего прихода, помощником настоятеля по религиозному образованию и катехизации, директором и законоучителем Воскресной школы, веду курсы «Основы православия и православной психологии» для взрослых, православную консультацию при приходе, выпускаю «Приходской листок», работаю педагогом в Няганском профессиональном колледже.

Замужем, воспитываю пятерых сыновей.

А за то, что успеваю – Богу слава. Сама бы не справилась, это факт.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика