• Регистрация
МультиВход

Беседы с доктором Бесланом Кардановым

Часть первая.

Доктор Беслан.

О Беслане Кубатиевиче Карданове я впервые услышала от известного московского профессора Вячеслава Максимилиановича Успенского.

- Как? Доктора Беслана не знаете? – удивился глубоко мною уважаемый и любимый профессор. Далее Вячеслав Максимилианович рассказал о пациенте, которого он наблюдает и консультирует на протяжении последних семи лет. Семь лет назад у него была диагностирована неоперабельная опухоль головного мозга. До родственников довели безнадежность ситуации, но жена больного не захотела смириться с неизбежным. Её активность и спасла мужа – она вышла на Беслана Кубатиевича Карданова, он стал лечить мужчину по своему методу.

С самого первого дня лечения Вячеслав Максимилианович контролировал активность онкологического процесса методом информационного анализа электрокардиосигналов с помощью диагностической системы «Скринфакс». По методу лечения Беслана Кубатиевича рост опухоли прекратился, больной продолжал активно работать в течение четырёх лет, потом появилась тенденция к медленному росту опухоли, однако мужчина и по сей день ведет активный образ жизни, сейчас ему 65 лет.

История этого больного, по мнению Вячеслава Максимилиановича, демонстрирует эффективность метода лечения онкопатологии, разработанного доктором Бесланом.   

- Посмотрите в Интернете, там о Беслане написано. Он сын Героя Советского Союза, легендарного летчика Кубати Локмановича Карданова, мама, Людмила Михайловна, из  рода Воронцовых. Беслан - удивительный человек, последняя надежда из всех земных врачей для многих приговоренных пациентов, – закончил свой рассказ профессор Успенский.

Открываю yandex, ввожу в окошко поиска «Беслан Карданов». Читаю статью, интервью, отзывы. Один из них перечитываю раз, другой, пятый, цитирую его дословно, без какого-либо редактирования: «В январе 2008 года нашему ребенку поставили страшный диагноз лимфома подвздошной кишки. Начиналось все безобидно просто. У ребёнка периодически болел живот. Стали ходить по врачам - анализы, УЗИ. Лечили дискинезию - улучшения не наступало, ребёнку становилось только хуже. Он был вялый, тихий, апатичный. 13 января 2008 года попали в детскую поликлинику при управлении делами Президента, где врач-узи обнаружила опухоль. На этот период времени ребёнок сильно похудел. 19 января 2008 года поехали в детскую Филатовскую больницу - у сына сильно раздулся живот и 4 дня отсутствовал стул.

21 января врачи филатовской больницы сказали мне, что у моего мальчика зло!!! Нас стали готовить к операции. Началась неделя кошмара, анализы, УЗИ, МЭРТ, и надежды, вдруг они ошиблись?

28 января 2008 года ребенка прооперировали. Удалили опухоль и ввели стому. Неделя после операции мы с моим ребенком привыкаем к калоприемнику. Стараюсь внушить сыну, что все позади, вселить ему силы, а сама с надеждой жду результата гистологии опухоли. Вдруг ошибка. Ошибки нет - у нас зло-лимфома. Передать своё состояние невозможно, да наверное и не нужно.

На выходных, перед переводом в другую больницу отпускают домой. Три дня покоя и страха одновременно - что дальше? Затем гематологическое отделение Морозовской больницы. В эти выходные появился Карданов Беслан Кубатиевич - Доктор. О Беслане Кубатиевиче мы узнали случайно, от семьи у которых было такое же горе, как и у нас, 4 года назад их дочка умирала на Каширке от саркомы. Девочка выздоровела. После разговора с родителями девочки принимаем решение обратиться к Карданову Б.К. Разговор был долгий, доктор объяснял что и как может происходить с моим ребенком. Доктор обещает 90%, что мой мальчик будет здоров. Лечение займёт 12-18 месяцев. Лекарства: капли в нос, которые мы капали 6 раз в день и вода - пили до и после еды. Если честно, начинать лечение было страшно, но мы верили. Доктор помог многим людям, поможет и нашему сыну. Ещё страшней было согласиться на химиотерапию.

3 февраля 2008 года мы в Морозовской больнице. Вот где начался ужас. В первый день нам провели кучу обследований, рентген, УЗИ, анализы, поставили катетер - вводят антибиотики и мочегонные. Ребёнок круглые сутки лежит под капельницей.

Ребёнок очень слабенький, апатичный, весит всего 19 кг. Врачи Морозовской больницы предлагают провести операцию по закрытию стомы, опасаясь последствий химии. И это через 8 дней после первой операции. Хирурги Филатовской больницы против. Я вижу замешательство врачей, становится очень страшно. 5 февраля мы начинаем капать капли и пить воду Доктора. На второй день лечения у ребенка поднимается температура 37,3. Доктор говорит, так и должно быть. Гематологи настаивают на операции и на химии. Говорят, что шансы у нас 50 на 50. Мы с мужем принимаем решение забрать ребёнка из больницы и продолжить лечение у Карданова Б.К. Забрать ребенка оказалось не так-то просто. 5 часов уходит на всевозможные разговоры и бумажки. Отпускают, но как-бы на время - пока не закроют стому.

И вот мы дома. Не зря говорят, что дома и стены помогают. У ребёнка появился аппетит, он стал вставать с кровати, играть, бегать по квартире, мы стали выходить на улицу, на прогулку. Ребенок потихоньку стал набирать вес. Потихоньку готовимся к школе. Прошло 3 месяца с начала лечения, Доктор посоветовал обратиться к хирургам Филатовской больницы для второй операции - закрытие стомы. Хирурги были крайне удивлены нашему появлению. Ребенок окреп, поправился.

Было принято решение о проведении второй операции. 28 апреля хирург Золихин Дмитрий Владимирович успешно закрыл нам стому. Наконец-то мы избавились от калоприемника. На вторые сутки моего сына привели из реанимации, а на четвертые мы тихонько уже ходили по коридору. После майских праздников нас выписали домой. Лечение капельками продолжаем и ждём результатов гистологии после операции. Гистология чистая. Но, тем не менее, все врачи уговаривают сделать химию. С началом нашей болезни за нами наблюдает ещё один врач - Успенский В.М. - прекрасный диагност. Какого же было его удивление, что всего через 3 месяца ребенку закрыли стому. Каждые два месяца мы проводим диагностику. Улучшения на лицо.

Продолжаем лечение у доктора Карданова. Каждые два месяца смена капель. На этот период Доктор тесно вошел в нашу жизнь. Звоню ему почти каждый день. Понимаю, что я такая не одна, но, кажется, если не позвоню, что-то случится. Обсуждаем всё, что произошло с нами за день. Доктор лечил не только моего сына, но и меня. Так мы и жили от одной смены лекарств до другой. Хотелось, чтобы время бежало быстрее и быстрее. Чтобы этот кошмар остался где-то далеко. Ребенок мой креп на глазах. В сентябре 2008 года мы пошли в первый класс. Ребенок очень активен, ходит на физкультуру и ничем не отличается от своих сверстников. Прошло 1,5 года. Наше лечение подошло к концу, но очень страшно его заканчивать. Доктор говорит - всё позади. Диагностика показала - отсутствие онкологии. Мы очень рады, что на нашем пути волею случая встретился Беслан Кубатиевич. Он помог нашему мальчику и мы не стали заложниками пресловутого "протокола лечения" - не сделали химиотерапию. Неизвестно, что могло бы быть. Мы очень благодарны Доктору. У меня никогда не хватит слов выразить ему свою благодарность.

Вы спасли моего мальчика. 15 сентября 2009 года

семья *** »

После этого отзыва я не могла не попросить об интервью. Наша первая беседа с Бесланом Кубатиевичем длилась ровно пять часов, не заметила, как пролетело время. Медицина, экология, химия, физика, астрономия – формулы, схемы, рисунки. Беслан Кубатиевич Карданов, безусловно, гений. Да и как ещё можно назвать человека, вернувшего к полноценной жизни десятки тысяч людей, от которых отказалась официальная медицина, просто выбросила, простите, выписала их умирать домой. А он подобрал и спас. Кстати, слово «спасает» применительно к себе Беслан Кубатиевич не любит, строго поправляя: «вылечил, спасает Господь». При этом он может весьма громко ругать и Россию, и наш многострадальный русский народ, и даже некоторых священников. Ругает, провоцирует и смотрит на реакцию. А потом, когда вы уже успеете охрипнуть, защищая всё, что для вас свято, улыбнется и скажет: «Доктор знает, что делает». Вот и думай, то ли доктор крепость твоих убеждений проверяет да устойчивость психики, то ли быстроту реакции смотрит, чтобы потом удовлетворённо произнести: «Да у вас почки, печень…», далее следует набор трудно запоминаемых медицинских терминов, приводящий в оцепенение сложностью непознаваемого. И бывает, выходят пациенты после первого визита к врачу весьма озадаченными. Вот и пойми их, гениев. Видимо, понимать и не надо, надо только доверять им и любить их.

Вы любите Пушкина? Я очень! Хотя встречала на своем веку достаточное количество людей с парой-тройкой высших образований, откровенно ненавидящих Пушкина: «Мол, и дамский угодник он был, мол, и похлеще, извините за моветон, да и в масоны его ещё при жизни записывали». Глупость? Зависть? Не знаю, больно быстро выветрились из моей головы их аргументы, а вот слова ныне архимандрита, а тогда ещё игумена Макария (Швайко), настоятеля Святогорского монастыря, где нашёл своё последнее земное пристанище гений, помню и по сей день. «… Мне, - говорил нам, приехавшим писать о его обители журналистам, отец Макарий, -  как христианину, как наместнику монастыря было важнее не формально всё понять, запротоколировать, а увидеть сердцем, почувствовать через молитву к Господу живую душу великого русского поэта».

Но если вы, уважаемый читатель, не будучи человеком настроенным мирно, решите мне резко возразить: «Нашли с кем сравнить, с самим Пушкиным - нашим всё», я, дабы избежать столкновения, уступлю. Хорошо, не гений, талант. Гениями у нас на Руси, как правило, становятся посмертно. Талант. Но этих позиций я уже не сдам. Талант и точка. Можно начинать бросать камни. Вдруг и у меня всё случится по-ахматовски прекрасно:

«Так много камней брошено в меня,

Что ни один из них уже не страшен,

И стройной башней стала западня,

Высокою среди высоких башен.

Строителей её благодарю,

Пусть их забота и печаль минует.

Отсюда раньше вижу я зарю,

Здесь солнца луч последний торжествует».

И, встречая зарю, я вновь и вновь попытаюсь разгадать тайну личности Беслана Кубатиевича Карданова. Как могут ужиться в одном человеке столько противоречий, как может один мозг вместить в себя столько знаний, как понести одной душе столько людской боли и слёз, как, выслушав столько благодарностей в свой адрес, смириться до меры юродства, никого не прогнать, всех принять и держать всегда дверь открытой?

Имя Беслан бесконечно дорого доктору – им его назвала любимая мама. Но есть у него и другое имя – наречённое в Таинстве святого крещения – Николай. Самый добрый   святой, никогда не бывавший при жизни в России, самый милостивый святой, давший, как повествует нам предание, пощёчину Арию, не стерпев его богохульства. И если уж святой не мог сдержаться, отстаивая чистоту своей Веры, что говорить о нас грешных – падаем и встаем, снова падаем и опять встаем. «Не судите, да не судимы будите; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Матф. 7,1,2).

Ольга Шангина

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика