• Регистрация
МультиВход

Отец Вячеслав Пушкарёв: «Доброе принимайте, худое — отвергайте»

С отцом Вячеславом Пушкарёвым — главой миссионерского отдела Иркутской епархии, мы познакомилась, когда приехали с семьёй на конференцию протестантов, перешедших в Православие. Именно этот священник несколько лет назад встречался с нашими друзьями – неопятидесятниками, после чего вся община, во главе с пастором Игорем Зыряновым, приняла истинную веру.

С первой встречи отец Вячеслав поразил нас открытостью, эрудицией и энергией. Сразу начал общаться, как с давними друзьями, провёл экскурсию по своему храму Святой Троицы в посёлке Хомутово (даже на колокольню сподвиг подняться), всё время рассказывал истории и делился мечтами. При этом он успевал уделять время бесконечным прихожан, подходящим благословится после вечерней службы, каждого называл по имени-отчеству, справлялся о делах и передавал поклоны родным.

Спустя время мы вновь встретились с отцом Вячеславом и побеседовали о его пути к священству и об отношениях с инославными.

 

— Отец Вячеслав, истории о поиске Бога всегда интересны. Как вы стали христианином и священником?

— Молился Богу с детства. Из-за неуёмной любознательности я рос шкодным мальчишкой. Бывало что-то взрывал и поджигал, за что мне прилетало от отца. Когда понимал, что меня вот-вот накажут, прятался и просил: «Господи, помилуй!». И если забывал помолиться — обязательно наказывали.

Осознанный интерес к православию появился, когда служил в армии в Тбилиси. Однажды зашёл в кафедральный собор и когда вышел оттуда, понял — всё, моя жизнь перевернулась.

Интересно, что в библиотеке нашей части я обнаружил много информации, касающейся православия. Эти данные нашлись не где-нибудь, а в советской энциклопедии. Решил посмотреть там, что означает слово «епископ» и поразился, сколь много там всего написано о Таинствах и о церкви. Идеологический налёт игнорировал, а факты жадно черпал. Можно сказать, самое первое образование получил благодаря этой книге.

После службы в армии отучился в мореходном училище, затем в университете, который окончил экстренном, работал в школе учителем истории. За время учебы завел семью. Моя супруга Анна, с которой знали друг друга с детства, тоже была верующей, вместе мы ходили в церковь, потом я был рукоположен в диаконы.

Мне было 28 лет, меня вызвал к себе Владыка и сказал: «Нива большая, а жнецов нет. Хотите стать священником?». Супруга пообещала, что согласится с любым моим решением. И я решился принять сан. С 1997 – го года я настоятель храма, с 1998 — начальник миссионерского отдела, с 1999 — руковожу верхоленским благочинием, куда сегодня входит четыре района.

— Какое время после принятия сана было для Вас самым сложным?

— Первые несколько лет были очень непростыми. Я начал на себе осознавать, каков священнический удел. Многим неосведомлённым сегодня кажется, что попы живут спокойно и только кадилом машут и живот наедают. На самом деле служение – это тяжёлый путь. Это часто материальные трудности, страдания. Это переживания, которые случаются, когда сталкиваешься с открытыми душами людей. Когда видишь, какие люди и каков ты сам — остро чувствуешь свое недостоинство. Не понимаешь, как ты вообще попал на это место? Начинаешь переживать — не из-за трудностей, а именно из-за душевных терзаний, чувствуешь большую внутреннюю боль. Но это всё поначалу. Потом переживания проходят. Господь успокаивает, даёт духовные радости, дарует плоды служения: строятся храмы, становится больше прихожан, люди меняются к лучшему.

— Отче, благодаря Вам группа протестантов перешла в православие примерно пять лет назад...

— Они приняли православие благодаря Богу, а не благодаря мне. Господь побудил их искать ответы на вопросы о православии, и они обратились в один из храмов нашего благочиния. Я увидел, что это нормальные искренние люди, которые находятся в заблуждении и хотят узнать правду о православной вере.

Я и до этой встречи хорошо был осведомлён о том, кто такие современные протестанты и неопротестанты, знал все течения и движения. Дело в том, что незадолго до того как окончательно утвердится в православии, я общался с пятидесятниками, баптистами, харизматами, мне было интересно, чем они дышат. В 90-е годы работал на телевидении, делал интервью с ними. И уже тогда замечал, что в целом это честные, хотя и заблудшие ребята. Хотя были среди них и нездоровые люди.

Когда столкнулся с группой отца Игоря Зырянова (который тогда ещё не был священником), я протянул им руку дружбы. Мы устроили что-то вроде лекций, я приезжал к ним, мы пили чай, разговаривали. Много рассказывал им о нашей вере, разбивал стереотипы, отвечал на вопросы, знакомил с историей православия.

В итоге, после всех этих визитов они сказали: «Что нам мешает стать православными?» Того, кто не был крещён — мы окрестили, тех, кто уже принимал когда-то это Таинство — приложили к Церкви через покаяние.

Члены общины теперь прихожане храмов. Двое лидеров — Игорь Зырянов и Максим Гаськов, сейчас православные священники, отец Игорь ещё благочинный и глава центра «Путь к дому», работающего с протестантами, открывающими православие. Наша дружба продолжается до сих пор.

— Как Вы полагаете, как лучше всего рассказывать протестантам о православии?

— Могу предложить свой проверенный способ (смеётся). Протяните им руку дружбы, как это когда-то сделали мы. Доброе берите, от плохого бегите. Дружба учит тебя чужую душу как свою понимать, рождает сочувствие и любовь. А любовь возвращается обратно. Дружить вообще можно со всеми, только греха не надо делать.

— Отец Вячеслав, Вы знакомы и общаетесь с известным православном мире миссионером и монахом, отцом Иоакимом Парром из США. Как произошло знакомство с ним?

— Мы познакомились через моего бывшего прихожанина, он был отличный специалист, которого пригласили на работу в Америку. Этот человек остался там жить, и там он посещал православный храм, со временем стал священником, а затем принял монашество. Он 6 лет подвизался у отца Иоакима Парра в монастыре, через земляка мы и познакомились. Когда отец Иоаким приезжает в Москву, мы встречаемся, беседуем. Если нужно, я обращаюсь к нему по каким-то духовным вопросам, благо современные средства связи позволяют общаться оперативно.

Отец Иоаким очень сильный монах и большой духовный труженик, ему за 70 и он тяжело болен, при этом он проповедует христианство где только можно. И призывает к этому всех православных.

— А Вы несёте это его послание своим прихожанам? Они у Вас миссионеры?

— Конечно, несу. Только наш народ очень сложно раскачать. Но потихоньку-полегоньку люди рассказывают вере близким, приводят в церковь семьи, а потом и друзей. Так что миссионерская работа на приходе ведётся.

— О последних международных событиях Вы с отцом Иоакимом не говорили?

— Нет, мы никогда в беседах не касались подобных тем.

— По Вашим наблюдениям, чем православные американцы, отличаются от православных россиян?

— Когда я был в США, у меня сложилось впечатление, что большинству народа абсолютно всё равно, что происходит в мире. Только малая часть американцев международной обстановкой. Наши же россияне, напротив, интересуются всем и всегда.

Что до отличий…Для православных США большая беда — не сходить в воскресение в церковь. Даже в самом маленьком городке куча церквей различных деноминаций. И в выходной массы народа отправляются в церкви — потоком идут амиши, баптисты, пресвитериане, копты, и конечно, православные. У нас такого православного потока не наблюдается. К сожалению.

— А чему американским верующим стоит поучиться у нас?

— Искренности и жертвенности. В США легче быть верующим, там всё для этого сделано. Приведу только один пример. Десятину отдаёшь в церковь — тебе дают чек на приходе, ты прикладываешь его к налоговой декларации, и эта сумма не облагается налогом. Получается, верующим там быть выгоднее, чем неверующим.

— Отец Вячеслав, как считаете, всё, что сегодня в мире и России происходит, поможет нам изменится — поднять сельское хозяйство и промышленность, стать более духовными и нравственными?

— Есть хорошая поговорка, пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

— Вроде бы гром грянул уже.

— Это не гром, а так, раскаты. На самом деле нашему обществу необходим хороший толчок, чтобы мы встряхнулись и взялись за ум. А, в общем — всё просто — нужно стараться сделать россиян христианами. Тогда все мы будем честно жить, и хорошо трудится. И тогда возможно Господь, по милости, Духом Святым, откроет нам тайны науки, которые пока ещё скрыты. Мы получим уникальные технологии, которые помогут создать экологичную эффективную промышленность, которой нет ни у кого в мире.

— Дай Бог, чтобы так и произошло.

 

 

Отец Вячеслав Пушкарёв

Досье

Родился в 1967 году.

Потомок шорских казаков Пушкарёвых и франко-швейцарского дворянского рода Шевалье.

Воцерковился в 1993 году в храме святого Софрония Иркутского (г. Усть-Илимск Иркутской области).

Во время учебы в ИГУ 6,5 лет преподавал историю в средней школе.

В 1995 году рукоположен в диаконы, через четыре месяца — в иереи.

В 1997 году исполнял обязанности клирика Знаменского Кафедрального Собора Иркутска, был представителем иркутской епархии в ВС и МВД.

В этом же году был назначен настоятелем разрушенного храма Святой Троицы села Хомутово.

С 1998 –го — руководитель миссионерского отдела иркутской епархии, с1999 го — благочинный верхоленского церковного округа. 

Протоиерей. Награждён орденом Сергия Радонежского III степени, медалью «За объединение УОБАО и Иркутской области». 

Женат. Имеет семерых детей. 

Окончил мореходное училище, иркутский государственный университет, тобольскую духовную семинарию и киевскую духовную академию. Аспирант КДА и ИГУ, старший преподаватель вуза.

Активный публицист, автор учебника по краеведению «История земли Илимской» и брошюры «Гербалайф & K. Панацея или новая болезнь XX века?».

 



http://prihozhanin.msdm.ru

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика