• Регистрация
МультиВход

Диагноз великого мастера

Михаил Афанасьевич Булгаков родился в Киеве 3 (15) мая 1891 года, в семье профессора Духовной академии Афанасия Ивановича Булгакова.

Здесь, на зеленых кручах одного из древнейших славянских городов прошло его детство, здесь окончил он гимназию, здесь же, в1909 г. поступил на медицинский факультет Университета Святого Владимира. Диплом врача был получен в 1916 - всего лишь за год до того гибельного слома, который позднее нарекут «великой социалистической революцией». Мы намеренно подчеркиваем эти краткие даты биографии, ибо уже сами по себе они свидетельствуют о том, в какой обстановке происходило жизненное становление будущего писателя, что он видел вокруг себя, что волновало его, над чем звало задумываться.

Да, на глазах молодого человека разворачивалась тогда поистине страшная историческая трагедия крушения огромной страны, когда могучий многомиллионный народ, поддавшись бредовым идеям, фактически сам позволил разрушить собственную государственность, сам не защитил свою Церковь, сам отказался от своих духовных корней и почти уничтожил их.

Неизбывная боль этой трагедии, как и мучительные вопросы - почему так случилось? за что? и что же дальше? - останутся в душе писателя на всю жизнь, горькими волнами воспоминаний прорываясь на страницы его повестей, романов, пьес - «Собачье сердце», «Бег», «Белая гвардия». Но сегодня, в День рождения Мастера, нам хочется вспомнить, наверное, одну из самых первых работ Михаила Афанасьевича - небольшую публицистическую статью «Грядущие перспективы», короткий «газетный фельетон», как назывались подобные материалы раньше.

Статья была написана в1919 г. на Северном Кавказе, где шли тяжелые бои между Добровольческой армией и наступающими частями Красной армии. Первая жена Булгакова, Т. Н. Лаппа, впоследствии вспоминала: как военврач, «Михаил работал в госпитале. Вскоре его отправили в Грозный, и я тоже поехала с ним. Потом его часть перебросили в Беслан. В это время он начал писать небольшие рассказы и очерки в газеты». Об этом же упоминал и сам М.А. Булгаков в автобиографии1924 г.: «Судьба сложилась так, что ни званием, ни отличием не пришлось пользоваться долго. Как-то ночью в1919 г., глухой осенью, едучи в расхлябанном поезде, при свете свечечки, вставленной в бутылку из-под керосина, написал первый маленький рассказ в редакцию газеты. Там его напечатали». Исследователи творчества Булгакова полагают, что речь идет именно о статье «Грядущие перспективы». В архиве писателя сохранился фрагмент этой газеты: наклеенный на лист плотной бумаги, он открывает большой альбом газетных вырезок, которые писатель сам собирал многие годы.

Понятно, что очень долгое время полный текст статьи широкому кругу читателей доступен не был. Известность статья получила лишь после того, как выдержки из неё опубликовал в № IV за 1991 год журнал «Слово». Лаконично-жесткая, как врачебный диагноз, статья привлекает внимание прежде всего тем, что в ней предельно чётко выражена гражданская позиция автора. Тревога за будущее России — главное, чем проникнута каждая строка работы. Глубоко показательно также и то, что, будучи в те годы сам непосредственным очевидцем и участником Белого движения, Булгаков не сводит все причины постигшей страну беды к «безумию дней октябрьских». С исторической точки зрения, он совершенно справедливо подчеркивает органическую связь Октября с «безумием мартовских дней» (т.е. Февральской революцией 1917г.). Именно Февральская буржуазная революция, считал Михаил Булгаков, с ее анархией и неспособностью либералов, оказавшихся у власти, управлять огромной разлаженной страной, привела Россию в ту пропасть, из которой мы ещё и по сей день не выбрались.

А потому, вчитываясь в скупые строки Булгаковского диагноза, опять и опять поражаешься, насколько он верен. Верен, и, увы, по-прежнему актуален - почти 100 лет спустя после первой публикации, звучит как Завещание. Ибо и сегодня нам и только нам самим снова необходимо наводить порядок на собственной земле. Никакая власть не сделает этого без нашей общей на то воли, нашей ответственности, нашего труда.

За ошибки надо платить…

 

 

 

 

Михаил Афанасьевич Булгаков

 Грядущие перспективы

"Теперь, когда наша несчастная Родина находится на самом дне ямы позора и бедствия, в которую ее загнала «великая социальная революция», у многих из нас все чаще и чаще начинает являться одна и та же мысль.

Эта мысль настойчивая.

Она — темная, мрачная, встает в сознании и властно требует ответа.

Она проста: а что же будет с нами дальше?

Появление ее естественно.

Мы проанализировали свое недавнее прошлое. О, мы очень хорошо изучили почти каждый момент за последние два года. Многие же не только изучили, но и прокляли.

Настоящее перед нашими глазами. Оно таково, что глаза эти хочется закрыть.

Не видеть!

Остается будущее. Загадочное, неизвестное будущее.

В самом деле: что же будет с нами?..

Недавно мне пришлось просмотреть несколько экземпляров английского иллюстрированного журнала.

Я долго, как зачарованный, глядел на чудно исполненные снимки.

И долго, долго думал потом...

Да, картина ясна!

Колоссальные машины на колоссальных заводах лихорадочно день за днем, пожирая каменный уголь, гремят, стучат, льют струи расплавленного металла, куют, чинят, строят...

Они куют могущество мира, сменив те машины, которые еще недавно, сея смерть и разрушая, ковали могущество победы.

На Западе кончилась великая война великих народов. Теперь они зализывают свои раны.

Конечно, они поправятся, очень скоро поправятся!

И всем, у кого, наконец, прояснился ум, всем, кто не верит жалкому бреду, что наша злостная болезнь перекинется на Запад и поразит его, станет ясен тот мощный подъем титанической работы мира, который вознесет западные страны на невиданную еще высоту мирного могущества

А мы?

Мы опоздаем...

Мы так сильно опоздаем, что никто из современных пророков, пожалуй, не скажет, когда же, наконец, мы догоним их и догоним ли вообще?

Ибо мы наказаны.

Нам немыслимо сейчас созидать. Перед нами тяжкая задача — завоевать, отнять свою собственную землю.

Расплата началась.

Герои-добровольцы рвут из рук Троцкого пядь за пядью русскую землю.

И все, все — и они, бестрепетно совершающие свой долг, и те, кто жмется сейчас по тыловым городам юга, в горьком заблуждении полагающие, что дело спасения страны обойдется без них, все ждут страстно освобождения страны.

И ее освободят.

Ибо нет страны, которая не имела бы героев, и преступно думать, что Родина умерла.

Но придется много драться, много пролить крови, потому что пока за зловещей фигурой Троцкого еще топчутся с оружием в руках одураченные им безумцы, жизни не будет, а будет смертная борьба.

Нужно драться.

И вот пока там, на Западе, будут стучать машины созидания, у нас от края и до края страны будут стучать пулеметы.

Безумство двух последних лет толкнуло нас на страшный путь, и нам нет остановки, нет передышки. Мы начали пить чашу наказания и выпьем ее до конца.

Там, на Западе, будут сверкать бесчисленные электрические огни, летчики будут сверлить покоренный воздух, там будут строить, исследовать, печатать, учиться...

А мы... Мы будем драться.

Ибо нет никакой силы, которая могла бы изменить это.

Мы будем завоевывать собственные столицы.

И мы завоюем их.

Англичане, помня, как мы покрывали поля кровавой росой, били Германию, оттаскивая ее от Парижа, дадут нам в долг еще шинелей и ботинок, чтобы мы могли скорее добраться до Москвы. И мы доберемся.

Негодяи и безумцы будут изгнаны, рассеяны, уничтожены.

И война кончится.

Тогда страна окровавленная, разрушенная начнет вставать... Медленно, тяжело вставать.

Те, кто жалуется на «усталость», увы, разочаруются. Ибо им придется «устать» еще больше...

Нужно будет платить за прошлое неимоверным трудом, суровой бедностью жизни. Платить и в переносном, и в буквальном смысле слова.

Платить за безумство мартовских дней, за безумство дней октябрьских, за самостийных изменников, за развращение рабочих, за Брест, за безумное пользование станком для печатания денег... за все! И мы выплатим.

И только тогда, когда будет уже очень поздно, мы вновь начнем кой-что созидать, чтобы стать полноправными, чтобы нас впустили опять в версальские залы. Кто увидит эти светлые дни? Мы?

О нет! Наши дети, быть может, а быть может, и внуки, ибо размах истории широк и десятилетия она так же легко «читает», как и отдельные годы.

И мы, представители неудачливого поколения, умирая еще в чине жалких банкротов, вынуждены будем сказать нашим детям:

— Платите, платите честно и вечно помните социальную революцию!"

 

Газета «Грозный», 13/26 ноября  1919г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика