• Регистрация
МультиВход

Паломническая поездка в Сибирь. 13 июля

13 июля. Прикладываемся к раке со святыми мощами праведного Симеона Верхотурского. Сегодня мы идем знакомиться с городом.

Небольшой, чистый, просторный город. Идем по тихим улицам, сохранилось много старых строений. Мимо больницы вниз, по теплому асфальту дружно шагаем к зеленому, немного покосившемуся забору. Напротив роддома – монастырь. Это символично: начало земного существования рядом с началом небесной жизни. Во дворе просто и зелено. Храм старый, беленые своды принимают в свои объятья звуки негромко звучащего акафиста. Свято-Покровский монастырь – один из первых женских монастырей Урала. Основан в 1621 году. Первоначально он был, естественно, деревянным. В конце восемнадцатого века, незадолго до упразднения, был выстроен в камне. Кроме своего прямого назначения Покровский монастырь служил местом исправления для женщин, которые нарушили семейные нормы и совершили нравственные преступления. Известно, что здесь содержались великородные узницы. В 1619 году сюда была сослана невеста царя Михаила Федоровича Мария Хлопова, но пробыла в монастыре недолго и была переведена в Нижний Новгород. А в 1740 году сюда была сослана княжна Анна Алексеевна Долгорукая, сестра невесты рано умершего   императора Петра Второго. Храм в течение ста с лишним лет не раз горел, перестраивался. На освящении Покровского храма присутствовал один из крупнейших в истории Сибири заводчиков – Максим Походяшин. Под впечатлением от праздника он обещал выстроить на территории монастыря новую каменную церковь. В течение 1754 – 1768 годов был воздвигнут величественный Иоанно-Предтеченский храм, ставший одной из достопримечательностей Верхотурья: его колокольня вознеслась на 50 метров, как свеча, устремленная в небо. К сожалению, сегодня от его былого величия сохранились лишь руинообразные остатки. Во время строительства Иоанно-Предтеченской церкви на обитель обрушилось новое испытание: указом Екатерины Второй были упразднены многие монастыри, эта участь коснулась и Покровской обители. Вновь монастырь был открыт в 1907 году. Все население его в 1909 году состояло из 5 мантийных монахинь, 148 послушниц и 12 малолетних девочек в приюте. Приход советской власти под лозунгами террора и антирелигиозной пропаганды не мог не отразиться на жизни насельниц. Но лихолетье обитель перенесла сравнительно благополучно. Отступающие войска белой армии обошлись с монастырем безобразно, разграбив все хозяйство, красноармейцы же напротив, как ни странно, обращались с насельницами вежливо и даже во время «военного коммунизма» не производили изъятий монастырского имущества и скудных хлебных запасов.

В начале двадцатых годов территорию обители занял детский дом. В 1922 году под угрозой разгона монашеская община была переименована в сельскохозяйственную артель «Надежда». Так сестрам удалось на время сохранить прежний распорядок жизни и фактически остаться традиционным монастырем. Но игуменья Таисия была арестована, и вскоре сестры остались без убежища, без питания, без средств, а после суда все были высланы в ссылку – в Казахстан и в Новосибирск.

Только в 1991 году монастырь был возвращен церкви. Именно сюда в 1995 году на Пасхальной неделе в день празднования иконы Божьей Матери «Живоносный Источник» было совершено перенесение мощей блаженного Космы Верхотурского из Николаевского мужского монастыря и находятся здесь с правой стороны центрального иконостаса.

Мы прикладываемся к необычайно красивому образу Божьей Матери «Умиление». Эту икону мне подарила Евдокия (наша трапезница и просфорница), вернувшись из паломнической поездки по Сибири несколько лет назад. И вот теперь я стою перед светлым, дивным Ликом Пресвятой Богородицы, не в силах отвести взгляд от чудотворного Образа, украшенного кольцами и цепочками в знак благодарности Пречистой за исцеления и помощь.

Неожиданно нас зовет Марина, мы подходим под благословение игуменьи Софии и вскоре покидаем стены старинной обители.

Идем по улицам, вглядываясь в дома и окна: это новый для нас, но удивительный своей историей мир. Сквозь стекла деревянных окон чаще всего на нас посматривает пушистая розовая и белая герань.   Разбросанные дома окружают незамысловатые огородики, простые цветники. Недалеко совсем обмелевшая Тура, через которую перекинут мост с большими быками, защищающими реку от льда, это интересная конструкция из камней и железа. Большинство достопримечательностей находится на левом берегу Туры и разделено впадающими в нее ручьями. Сверху вниз по течению они идут в следующем порядке: Ямская слобода, ручей Калачик с прудом, Николаевский монастырь, ручей Свияга, Кремль, посад, Покровский монастырь. В городе два моста через Туру: один подвесной, двухарочный, пешеходный, который мы видим сейчас, находясь рядом с Кремлем, и автомобильный в нижней части города, чуть ниже Покровского монастыря.

В когда-то очень богатом городе сохранилось много интересного. Своеобразны церковные и монастырские здания восемнадцатого века, созданные в период наивысшего расцвета Верхотурья. Связано это с тем, что город расположен вдали от общепризнанных культурных центров.

Мы на территории Верхотурского Кремля. Идем с Мариной в экскурсионное бюро, расположенное сразу у входа. Несколько столов с молодыми, заметно скучающими девушками. Неожиданно экскурсию решила провести Вера Павловна Самойлина, научный сотрудник музея-заповедника. Это была удивительная, насыщенная, радостная и увлекательная экскурсия. Даром общения, света, радости от знакомства с новыми людьми озарила нас красивая, черноволосая, в белом легком костюме женщина. Буквально завороженные ее рассказом, мы ходили за ней по территории Кремля, представлявшего собой укрепленный дом воеводы, построенный в камне в 1698 – 1714 годах. В 1700 году крупный пожар уничтожил деревянный острог и деревянную стену посада. Размеры Кремля - примерно сто на двести метров, поэтому его считают самым маленьким в России. Это предпоследний построенный у нас кремль. Он всего на десять лет старше последнего, Тобольского Кремля, и выстроен на огромной скале над Турой.   В прошлом он был обнесен по периметру стеной, от которой сохранились лишь фрагменты. Короткая западная стена Кремля выходит к обрыву над Турой; хозяйственные здания ранее примыкали к южной и северной стенам, а в середину короткой восточной стены встроены высокий пятиглавый действующий Троицкий собор, выполненный в стиле барокко, и шатровая колокольня, на которой мы с большим интересом побывали, взяв ключи в храме у служительницы, стоящей за церковной свечной лавкой. Украшением ансамбля являются арочные проездные ворота. Другие кремлевские постройки были демонтированы в девятнадцатом веке и заменены административными зданиями в стиле классицизма, которые органично вписались в ансамбль. Сохранились здание земского и уездного судов (1802), здание присутственных мест (1825), пожарное депо (1880-е годы), здание казначейства (1914). В трех из них разместились учреждения, четвертое отдано под выставки музея-заповедника. Вера Павловна пригласила нас в музей, где представлена история развития Верхотурья, макеты, муляжи, предметы старины, а главное, выполненные в рост человека фигуры людей, открывших миру этот удивительный край.

Много интересного мы узнали за время экскурсии: и об Артемии Сафоновиче Бабинове, и о знаменитой дороге, названной его именем, и о настоятельнице Покровского монастыря монахине Ангелине, создавшей образ Божьей Матери «Умиление», и о самом первом кабаке в Верхотурье, основанном по повелению царя, грозно сказавшего: «Быть кабаку!» - и о Походяшине Максиме Михайловиче, о его знаменитой «походяшинской свече», о главной улице, называвшейся когда-то Большой, о воеводе Шестакове и о Семеновской тропе.

Вера Павловна, радостно улыбаясь, рассказала нам о том, с каким интересом иностранные туристы смотрят на то, как через шатающийся мост идут жители другого берега Туры. Притом иностранцы на предложение пройти по мосту без страховки с удивлением отказываются. «Русиш экстремал»,- говорят они, глядя, как женщины с колясками, детьми, старики и молодые   идут по мостику. А глядя сверху вниз на ветхие деревянные домишки, кривые узкие улочки, убогие строения, построенные неизвестно когда, зарубежные гости с восторгом говорят: «Дизайн турист», - считая, что это специально для туристов построенная бутафорская деревня, отображающая быт прошлых веков Сибири. И никто представить себе не может, что там просто всю свою жизнь живут люди, родятся, растут и старятся в этих ветхих маленьких домах без привычных для современного человека   элементарных удобств, связанных с гигиеной и простым комфортом.

Экскурсия подходит к концу, нам хочется еще поговорить с Верой Павловной, мы с интересом слушаем ее веселые истории, связанные с известными людьми, побывавшими здесь. Она говорит обо всем с добрым тонким юмором, с ней просто и интересно, но время не ждет, и мы прощаемся, надеясь еще когда-нибудь побывать еще здесь в будущем.

У нас сегодня еще одно интересное событие: экскурсия в монастырском музее. Примечательно, что все экспозиции у входа в музей посвящены девяностолетию со дня мученической кончины святых Царственных страстотерпцев.

Нас встречает молодой темноволосый монах с умными, спокойными глазами, проводит в музей, знакомит с экспонатами, рассказывая об истории создания обители, о роли Царской Семьи в жизни монастыря, об их особом, теплом отношении к обители, о посланиях, в которых звучали самые добрые слова, возможные при общении только родственных душ. Экскурсовод читает нам письма Императора, негромко и задушевно звучит голос, немного дрогнувший при чтении стихотворения Сергея Бехтерева, посвященного Царственным мученикам.

В память 300-летия Дома Романовых в монастыре с 1905 по 1913 годы был воздвигнут самый большой и третий по величине в истории России (после Исаакиевского собора и храма Христа Спасителя) собор, освященный в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Императрица подарила настоятелю и протодиакону облачения нежно-сиреневого цвета, сшитые для торжественных служб из ее коронационного платья и собственноручно ею вышитые. Об удивительно трогательном отношении к обители Царской Семьи свидетельствуют и другие дары: вышитый Государыней покров на раку Симеона Верхотурского с изображением праведного Симеона в полный рост, а также покровцы и воздухи, вышитые Великими княжнами для потира и дискоса в Крестовоздвиженский собор. Самым большим царским подарком обители стала необычной красоты сень над ракой праведного Симеона, установленная в Крестовоздвиженском соборе 23 мая 1914 года за четыре дня до перенесения в собор мощей угодника Божия из Никольского храма.

В 1914 году Император с Семьей собирался отправиться в паломничество в Верхотурье, надеясь на помощь праведного Симеона в выздоровлении Цесаревича, но помешала начавшаяся Первая мировая война. Для того, чтобы принять царственных паломников, Г.Е. Распутиным был возведен сказочный терем в древнерусском стиле, сохранившийся до наших дней.

В июле 1914 года в духовную столицу Урала совершила паломничество сестра Императрицы Великая Княгиня Елисавета Федоровна.   За несколько дней до ее приезда город и Николаевский монастырь приняли праздничный вид. После торжественной встречи на вокзале, Великая Княгиня направилась в Свято-Николаевскую обитель, где ее торжественно встречали епископ Екатеринбургский и Ирбитский Серафим, архимандрит Ксенофонт, братия монастыря. Состоялся крестный ход. Елизавета Феодоровна пожаловала серебряную лампаду к святым мощам. После она отбыла в Покровский монастырь. 17 июля присутствовала на Божественной литургии, совершавшейся в Николаевском монастыре.

Но паломничество Великой Княгини было прервано всеобщей мобилизацией в связи с войной. Возвращаясь экстренным поездом в Москву, она дала из Перми телеграмму, адресованную отцу Ксенофонту: «Очень прошу помолиться особенно за мою семью и дорогую нашу Родину в ужасно скорбное, тяжелое время. Ваш небесный покровитель Симеон Праведный меня прошлую войну укреплял, и теперь как бы получила его благословение. Елизавета».

Ровно через четыре года Верхотурский уезд станет местом мученической гибели Великой Княгини Елизаветы Феодоровны.

Интересные эпизоды из жизни Г.Е. Распутина, связанные со Свято-Николаевской обителью, узнали мы во время экскурсии. В юности он испытывал большой недуг, поэтому, чтобы укрепиться духовно и физически, очень желал совершить паломничество к святыням Верхотурья, которое состоялось либо в 1884, либо в 1885 годах. С тех пор он не раз бывал здесь, когда требовалось укрепление во времена семейных и личных неурядиц. Именно здесь он познакомился со старцем Макарием, известным далеко за пределами Верхотурья своим благочестием и аскетизмом монахом Свято-Николаевского монастыря. К нему Распутин обращался за советом даже тогда, когда стал известным в России человеком. Летом 1916 года Григорий Ефимович в последний раз побывал на Верхотурье и встретился с отцом Макарием, заночевав в скромном домике старца на отдаленной заимке Октай (в некоторых источниках Актай).

Экскурсия закончилась. Мы обедаем, кладем жертву, собираемся уезжать. Неожиданно Марина сообщает, что экскурсовод сказал ей, что приехала Ольга Николаевна Куликовская-Романова, вдова Тихона Николаевича, племянника императора Николая Второго, сына Его сестры Ольги. Сейчас она пьет чай, и у нас есть возможность встретиться с ней.

Возвращаемся к дверям музея, волнуясь, в душевном напряжении ждем появления Ольги Николаевны. Даже всегда внешне невозмутимая наша староста заметно волнуется, что уж о нас говорить. Самое деятельное содействие нашей встрече идет со стороны братьев монастыря, дежуривших у дверей и тоже ждущих выхода Ольги Николаевны. Мы понимаем, что это необычный момент нашей жизни, который уже никогда не повторится, ведь это не просто встреча с новым человеком, это прикосновение к истории царского рода, Семьи, к истории России, известной нам лишь по публикациям и документам.

Дверь открылась, вышла невысокая, очень милая простая женщина в элегантной шляпке, без церемоний подошла к нам. Мы окружаем ее плотным кольцом, стараемся, чтобы дети встали поближе, услышали ее. Она улыбается, видя наше смущение, и сама начинает недолгую беседу. Марина рассказывает о нашем храме, о Ворсино, об отношении к Царской Семье, о том пути, который мы проделали, чтобы именно этим летом побывать здесь и на месте мученической гибели страстотерпцев. Ольга Николаевна с интересом слушает, задает вопросы детям, на которые они, не смущаясь, в отличие от нас, взрослых, отвечают. Нам предлагают сфотографироваться на память, и мы, стараясь поставить детей ближе к Ольге Николаевне, окружаем ее с обеих сторон. Ольга Николаевна расписывается на буклетах, оказавшихся в руках Натальи, и оставляет нам свой московский адрес – это уже просто невиданный подарок! Мы видим, как радуются за нас братья, и от этого мы чувствуем себя еще счастливее. Сопровождающие напоминают ей, что надо идти, и мы прощаемся, обещая прислать фотографии.

Перед отъездом идем к святому праведному Симеону, поблагодарить его за радость, подаренную нам в его обители. Поем величание, прикладываем к раке купленные иконки. Святый праведный Симеоне, моли Бога о нас.

Маршрутка тронулась, а мы оглядываемся, стараясь запомнить все, с чем мы расстаемся. Чем дальше отъезжаем, тем явственнее ощущение, что монастырь возрастает, поднимается выше.

В районе железной дороги горит лес, огонь лижет огромные деревья, дым плотной пеленой покрывает дорогу. Горько видеть плоды безответственности человека перед природой, данной ему во владение Творцом.

Еще одна радость ждет нас сегодня. Мы, потные от жары, останавливаемся возле скита Октай (Актай). Марина идет к батюшке, и он благословил открыть купель. Поистине это Живоносный источник! Быстро раздеваемся и с молитвой окунаемся в благодатный холод прозрачной воды. Возрожденные, полные сил, свежести, бодрости выходим из купальни.

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика