• Регистрация
МультиВход

Паломническая поездка в Сибирь. 18 июля

18 июля. Маршрутка мчит нас в Алапаевск, город, ставший местом заточения и мученической гибели святой преподобномученицы Елизаветы Федоровны, инокини Марфо-Мариинской обители Милосердия Варвары (Яковлевой), Великого князя Сергея Михайловича Романова, его личного секретаря Федора Михайловича Ремеза, князей Императорской крови Иоанна, Константина, Игоря Романовых (сыновей известного поэта К.Р.) и князя Владимира Павловича Палея.

Проезжаем старинный город Реж, расположенный на середине пути от Екатеринбурга в Алапаевск. На самом краю скалистого берега реки Реж возвышается белоснежная церковь.   Главным символом города является освященный в 1902 году, недавно восстановленный Иоанно-Предтеченский храм. Ближе к Алапаевску лежит село Армашево, в самом центре села более 200 лет стоит Казанская церковь, к сожалению, теперь она обезображена людьми и временем, хотя еще прекрасна. Это еще и памятник воинской доблести: в семнадцатом веке на скале вокруг деревянного храма стояла крепость, не раз принимавшая удары враждебных кочевников и спасавшая жителей от неминуемой гибели.

Въезжаем в чистый маленький город, улицы похожи на деревенские. Названия говорят о его бывших жителях, одним из которых был П.И. Чайковский. Его отец был управляющим местного завода. Останавливаемся возле Напольной школы. Здесь вместе с другими узниками Елисавета Федоровна прожила два месяца вплоть до мученической смерти.

По странному стечению обстоятельств Елисавета Федоровна попала в город, который она собиралась посетить летом 1914 года во время паломнической поездки по святым местам Урала. Жители готовились к встрече с « любимой Матушкой». После гибели Великой Княгини в ее вещах было найдено полотенце с вышивкой: «Матушка Великая Княгиня Елисавета Федоровна, не откажись принять по-старинному русскому обычаю хлеб-соль от верных слуг Царя и Отечества крестьян Нейво-Алапаевской волости Верхотурского уезда».

Заходим в школу, нас встречает женщина- координатор, она объясняет, где мы должны остановиться, питаться. Занятая подъезжающими людьми, она кратко знакомит нас с экспонатами школы. В одной из комнат открыт мемориальный музей, где представлены богатый фотоматериал и реликвии, связанные с последними днями жизни великой Русской Матушки.

Рядом с Напольной школой монастырь во имя святой преподобномученицы Елисаветы Федоровны, основанный по подобию Марфо-Мариинской обители.   Сестры во главе с настоятельницей матушкой Олимпиадой (Тетеркиной) несут не только молитвенный труд, но и работу в больницах, на дому у больных, в школе. Именно монастырь организует для паломников ночлег, обеды, проводит православные экскурсии.

Рядом со школой цветет сад, во дворе обители тоже сад, именно в нем в последние дни своей жизни любила трудиться Великая Княгиня.

Мы размещаемся в студенческом общежитии. Условия комфортные. Комнаты чистые, белое белье, все удобства. Мы уже почти отвыкли от такого уюта.

Крестный ход уже прошел, и мы едем на шахту Нижнеселимская, это Алапаевская Голгофа, где в ночь с 17 на 18 июля 1918 года приняли мученическую смерть Елисавета Федоровна и другие алапаевские узники.

Справа храм во имя великомученицы Екатерины. Останавливаемся, входим под прохладные своды церкви, построенной на личные средства благочестивых купцов Николая Ивановича Абрамова и Константина Григорьевича Черных, освященной в 1915 году. Замечателен иконостас – подарок от рабочих металлургического завода, изготовлен в Алапаевской иконостасной мастерской.

В октябре 1918 года в церковь св. Екатерины были привезены тела святых преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы и инокини Варвары. Недалеко от храма катаверная, здесь некоторое время находились тела убиенных после того, как их извлекли из шахты представители уже другой, правда, недолгой власти.

Автобусы, маршрутки, тысячи людей заполнили все пространство вокруг мужского монастыря во имя Новомучеников Российских. Здесь главная святыня нашего паломнического маршрута – место убиения Елисаветы Федоровны и алапаевских узников. Огороженное невысоким, легким кружевным металлическим заборчиком, яркое от зелени и льющегося сквозь кроны высоких стройных деревьев солнца, от белизны лилий, тянущихся к жаркому летнему небу, оно окружено паломниками, прибывшими сюда из Ганиной Ямы с крестным ходом, приехавшими из разных концов нашей планеты с иконами, хоругвями. Среди них и Геннадий с офицерами держит большую, потемневшую от времени мироточивую икону святого Георгия Победоносца. Мы прикладываемся к святыне и движемся дальше с потоком людей. Идет молебен. Недалеко от духовенства стоит Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Остальных ее спутников мы, к сожалению, не знаем. Здесь и Ее императорское высочество Мария Владимировна Романова.

Мощный бас священника перекрывает негромкий шум толпы. Звуки стройного хора несутся к небу. Переливы «Херувимской» хрупкой печалью отзываются в сердце. Колокольный звон неспешно пронзает воздух, охватывая торжественными звуками все пространство над шахтой.   Позолота облачений закрывает алтарь от наших глаз, создавая ощущение неземного существования всего окружающего.

Не только мы становимся на колени рядом с этим святым местом, люди молятся, подолгу стоят у шахты, где произошло еще одно злодеяние безбожной власти.

Сама шахта расположена на расстоянии 178 шагов от перекрестка двух дорог, ведущих из города Алапаевска к заводам Синячихинских. Шахта №11 (1051), по описанию Синячихинских угольных месторождений, расположена «у реки Межной, в 75 метрах к востоку от Алапаевского шоссе… Местными жителями это место называется Межной, здесь размежевались дороги, ведущие к православным верхотурским святыням с востока Сибири и юга екатеринбургской епархии, так называемый Симеоновский путь».

17 июля 1918 года в полночь на нескольких подводах узников повезли по дороге в сторону Верхней Синячихи, объявив, что их везут в Верхнесинячихинский завод, находящийся в двенадцати верстах к северу от Алапаевска.   Не доезжая до поселка, их высадили возле заброшенного рудника, объяснив это тем, что якобы сломан мост через речку Межная, и поэтому дальше нужно идти пешком. Пройдены последние 178 шагов до места убийства – шахты Нижнеселимская, полусгнившие бревна которой торчали во все стороны.

Палачи по одному подводили узников к шахте, сзади били по голове и сбрасывали вниз. Елисавете Федоровне завязали глаза. Большинство мучеников погибли не сразу. Елисавета Федоровна упала не на дно шахты, а на выступ, на глубине 15 метров, где, будучи тяжело раненной, смогла перевязать своим апостольником рану князя Иоанна.

1 ноября 1981 года все убиенные были канонизированы Русской Православной   церковью за рубежом в сонм Новомучеников Российских.

В середине 80-х годов вновь после 1918 года было установлено местонахождение шахты, и в 1991 году при владыке Мелхиседеке Свердловском и Курганском у старой шахты был воздвигнут деревянный Поклонный крест.

В 1992 году у Поклонного креста на Межной построили часовню с алтарной частью во имя святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы. 22 февраля 1995 года на заседании Священного синода Русской Православной церкви было принято решение о начале строительства мужского монастыря в честь Новомучеников Российских под руководством игумена Моисея (Пилатса), по ходатайству которого администрация района выделила под строительство 32 гектара земельных угодий. В настоящее время завершено строительство храма во имя Новомучеников Российских, братского четырехэтажного корпуса, ведется строительство новых хозяйственных и жилых объектов. Храм красного цвета в напоминание о пролитой здесь крови, увенчанный позолоченным куполом и крестом, далеко виден подъезжающим к монастырю.

Сегодня вся территория монастыря занята тысячами людей из всех уголков нашей земли. Закончен молебен. Звуки классической музыки врываются в шум монастыря: нарядные юные музыканты на небольшой сцене исполняют удивительные по своей трогательной, печальной простоте этюды. Много сестер милосердия, одетых в форму, не похожую на современную спецодежду медсестер. Священники исповедуют паломников рядом с крестом, к которому тянется огромная очередь. Прикладываемся к кресту и ковчежцу с частичками мощей святых преподобномученицы Елисаветы и инокини Варвары. Недалеко паломники окружили невысокого человека – это внутчатый племянник духовного отца преподобномученицы Елисаветы Сергия Серебрянского, тоже причисленного к лику святых. Мы получаем небольшие бумажные иконки святого.   Внимание Марины привлек невысокий, худенький молодой батюшка со знакомой нам иконой, которая при своеобразных обстоятельствах появилась у нас в храме: Николай Нечаев из Обнинска привез большую потемневшую деревянную икону, на которой спал один из рабочих в Москве, используя ее как средство от прогибания сетки на кровати. Николай забрал икону и привез в наш храм. Имени святого мы не знали, но поместили образ на стене, и вскоре он стал просветляться. И только здесь от отца Романа (так зовут батюшку) мы узнали, что это святой Макарий Калязинский. Нам посчастливилось приложиться е его мощам и мощам святого Сергия Серебрянского. Марина дала небольшое интервью мужчине, снимавшему фильм о крестном ходе и дне памяти здесь убиенных, и мы продолжили беседу с отцом Романом из Твери, пригласили его группу к нам в гости и сами получили приглашение.

Нам посчастливилось присутствовать еще на одном знаменательном событии: закладке нового храма. К огромному котловану неспешно, торжественно двинулась процессия духовенства. Народ окружил котлован, огороженный широкой лентой. Начинается молебен и чин освящения. Женщина в черном платье высоким чистым голосом поет: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко…». Светловолосый мальчик придерживает большой крест, пока продолжается молебен. В руках у пожилого священника памятный камень с надписью. Звон колоколов возвещает об еще одном Божьем Доме, алтарная часть которого освящается в честь Царственных мучеников. Слова молебна несутся ввысь, к кронам высоких деревьев, возможно, свидетелей кровавой расправы, произошедшей девяносто лет назад.

Молебен закончен, в котлован спускаются паломники и мы вместе с ними. Каждому хочется прикоснуться к основе будущего храма, берем лопатку, кладем немного раствора туда, где положен камень. Но больше всех старается годовалый светловолосый малыш, неуклюже, но важно выкладывающий раствор. Отец пытается забрать его, но он возвращается и продолжает работу.

Заходим в часовню во имя Святой преподобномученицы Елизаветы, окруженную огромными елями, ярко белеющую на фоне темно-зеленой, ровно подстриженной травы. Паломники прикладываются к образам, тихо выходят, почти все собираются продолжать свой путь. Многие из них прибыли сюда с паломническим маршрутом «Покаяние».

Маршрутка ждет нас, мы возвращаемся в Алапаевск, обедаем в уютной, чистой столовой. Обед просто царский и недорогой.

Нам хочется еще вернуться в каменный склеп, куда после прощания 19 октября 1918 года в Екатерининской церкви и Свято-Троицком соборе были перенесены тела убиенных и поставлены по правую сторону алтаря. Вход в склеп был заложен кирпичом. Игумен Серафим (Кузнецов), сопровождавший тела Алапаевских мучеников через Сибирь в Китай и далее в Святую Землю Иерусалим, в своих воспоминаниях указал на то, что заупокойную службу служили собором 13 протоиереев и священников.

При отступлении Белой Армии на восток было принято решение вывезти тела с отступавшими частями по железной дороге в Сибирь. Сохранился рассказ о том, как это происходило. К вагону, стоявшему на железнодорожных путях на противоположном берегу речки Алапаихи, от склепа протянули канатный трос, по которому переправляли гробы прямо в вагон.

Место временного захоронения – склеп -   каменное сооружение, изначально предназначенное для хозяйственных нужд собора. В советское время долго находился в запустении, затем был засыпан шлаком и отходами кочегарки Алапаевского хлебозавода. Только в 1991 году начались восстановительные и реставрационные работы в соборе. 8 августа 1999 года Свято-Троицкий собор освятил архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий. Началось восстановление святыни. Расчистка была выполнена к приезду Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго.

Под сводами склепа прохладно, вместе с паломниками негромко поем величание, прикладываемся к иконам преподобномученицы Елисаветы и инокини Варвары. Все просто и торжественно: и нестройный хор, состоящий из людей из разных мест и никогда ранее не встречавшихся и вряд ли когда-то встретившихся еще, но объединенных одной силой: силой любви к Богу и Его верным служителям, испившим чашу страданий до конца, как испил ее   Сам Спаситель.

Нам хочется вернуться в Напольную школу и побыть там подольше, полнее соприкоснуться с историей этого скорбного места. Подвозим по пути миловидную женщину средних лет, которая рассказала нам много нового и об Алапаевске, и о пребывании здесь Великой Княгини, и о людях, создавших музей, о том, как неоднозначно в городе относятся к событиям девяностолетней давности. Здесь была очень сильная, фанатичная партийная ячейка. Надежда Валентиновна очень много сделала для того, чтобы правда восторжествовала, ее труд как научного сотрудника музея стал основой для изучения судьбы убиенных в алапаевский период. Интересная собеседница рассказала и о трудностях, связанных с расследованием и сбором материала, и о новых фактах, над которыми работают энтузиасты своего дела, историки этого маленького городка.

Напольная школа наполнена паломниками. Мы пристраиваемся к группе, сопровождающей митрополита Воронежского Сергия. Та же женщина-координатор подробно рассказывает внимательно слушающему ее владыке историю Напольной школы, показывает и комментирует экспонаты. Ранее школа была церковно-приходской и располагалась на окраине города. Сюда 20 мая 1918 года были привезены представители Российского Императорского Дома. Учительнице А.О. Павловской было дано распоряжение освободить помещение школы. Из местной больницы привезли железные больничные кровати, простые столы и стулья.   Охрана, состоявшая из алапаевских чекистов, комиссаров, депутатов-большевиков и красноармейцев, размесилась в маленькой комнате у входа. Вдоль длинного коридора располагались одна за другой три большие комнаты, в которых были размещены узники.

Напольная школа, построенная в 1915 году, сохранила до наших дней свой первозданный вид и внутреннюю планировку помещений.

Первый месяц князья пользовались относительной свободой: им разрешалось по особому распоряжению и под присмотром охраны посещать кладбищенскую церковь во имя святой вмч. Екатерины для служения молебнов. Князю Владимиру Палею было разрешено посетить городскую библиотеку. Во дворе школы находился огород, где узники вскапывали грядки, сажали овощи и цветы. Школьный двор они вычистили и привели в порядок так, что там получился очень уютный уголок. В школе слышались церковные песнопения, молитвы, псалмы, канты.

С 21 июня для узников был установлен тюремный режим. У заключенных отобрали все имущество и деньги, по ночам производили проверки, урезали продовольственный паек. К этому времени были удалены из Алапаевска состоявшие при князьях доктор Гельмерсен, два лакея:         Ц. Круковский и И. Калин, монахини Е. Янышева, В. Яковлева. Супруга Князя Иоанна Константиновича принцесса Елена Петровна Сербская, вначале сопровождавшая мужа, выехала из Алапаевска еще раньше. Разрешено было вернуться инокине Варваре (Яковлевой) и оставили при Великом Князе Сергее Михайловиче управляющего делами Федора Семеновича Ремеза. Они разделили с князьями заключение в Напольной школе и приняли мученическую смерть поздней ночью на 18 июля 1918 года.

В наши дни в школе так же, как и накануне тех трагических событий, учатся дети. Висит расписание уроков и школьных мероприятий.

18 июля 2003 года в школе открыта Мемориальная комната преподобномученицы Елисаветы Федоровны. Она находится в той самой комнате,   где содержалась под стражей Великая Матушка. Медленно рассматриваем экспозицию, посвященную памяти алапаевских мучеников. Здесь и дорожный саквояж, принадлежащий Великим Князьям, и святое Евангелие с подписью Вел. Кн. Елизаветы, и фотографии невинно убиенных. В коридоре экспозиция, посвященная семьям погибших Князей, рассказывающая и о дальнейшей судьбе детей Великого Князя К.Р.

Выходим из школы, вечернее солнце грустно смотрит на нас, разделяя наше душевное состояние.

Возвращаемся в общежитие и с удовольствием падаем на кровати. Сон, долгий, крепкий, охватывает всех.

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика