• Регистрация
МультиВход

Отчёт о путешествии из Казани в Москву и Ленинград - 8

10-е ЯНВАРЯ.  Последнее утро в Ленинграде. Мысль об этом невольно приходит в голову каждому проснувшемуся. Да, сегодня вечером мы уезжаем домой. Как будто бы довольно – десять дней уже в Ленинграде, но нет, мы, казанцы, ненасытный народ, нам этого мало и с сожалением думаем об отъезде. «Ну, ребята, вставайте! - раздаётся голос Александры Парфёновны. – Сегодня дел много, до 11 часов должны сложиться и окончить доклады».

   После чая начинаем складываться. Вот тут началась суматоха. Вытаскиваются корзины, набиваются битком. С постелей срываются одеяла, бельё и всё увязывается в узлы. Там и тут раздаются голоса: «Где моя кружка! А куда моя ложка делась? Ах ты, Господи, у меня в корзину всё не уходит!» Но вот мало-помалу всё готово. И пора – времени половина одиннадцатого, нужно идти на экскурсию. Сегодня идём в Эрмитаж. Последняя Ленинградская экскурсия. Одеваемся и выходим на улицу. Эрмитаж не далеко. Быстро доходим.

     Перед нашими глазами встаёт громадное красное здание с красивым выходом, навес которого поддерживают десять статуй-великанов. Мы с удивлением рассматриваем этих серых громадин, но долго останавливаться некогда, нужно идти дальше. Входим вовнутрь здания, раздеваемся и ждём свою руководительницу. В глаза нам бросается роскошная лестница из белого мрамора, по бокам которой расположены серые, тоже мраморные колонны. Не менее её нас поражают красотой тут же стоящие вазы. Такая роскошь в вестибюле! Что же тогда нас ожидает дальше! Мы с нетерпением ждём той минуты, когда придёт руководительница и поведёт нас осматривать Эрмитаж. Но её нет как нет. А к нам подходит наш любимый руководитель Анциферов, с которым мы экскурсировали уже два раза. Поздоровавшись, мы просим его быть и на сей раз нашим руководителем, но он занят. Он ведёт другую группу. Мы с сожалением принимаем это известие и продолжаем ждать.

     Вот и она. И мы направились слушать её объяснения. Начинаем с нижнего этажа, где помещаются: египетская, греческая, римская и другие скульптуры. Обойдя быстро десятка три комнат переходим во второй этаж, где представлены военные доспехи, вооружение, знамёна и другие подобные вещи разных времён. Затем смотрим фарфоровую и серебряную посуду, среди которой находится и бросается в глаза Александро-Невская серебряная гробница. Просмотрев всё это, мы переходим к живописи. Перед нашими глазами пробегают картины Леонардо да Винчи, Рафаэля, Микеланджело, Рембрандта и многих других известных художников. Но мы, утомлённые продолжительностью экскурсии и массой материала, уже не с таким интересом смотрим этот отдел.

   Руководительница, видя нашу усталость, заканчивает на этом свои объяснения. Выходим на улицу. Идём медленно, под большим впечатлением всего виденного. Но вот холодный воздух освежает нас, и мы вспоминаем, что к 6-ти часам нужно быть на вокзале. Не мешало бы поторопиться. Времени половина четвертого. Приходим в базу, обедаем и после устраиваем собрание. Собираемся в клубной комнате, где руководительница зачитывает нам результаты нашей работы по методу тестов. Затем она прощается с нами и собрание заканчивается. После чего мы двинулись в путь, каждый уже одетый, с багажом в обеих руках выходит на улицу. Ждём уже нанятого ломовика. Прошло минут пять, а его всё нет. Хозкомиссия добывает другого. Грузятся вещи и с дежурными отправляются на вокзал. Остальная же публика едет на трамвае. Некоторые экскурсанты заходят в магазины и делают запасы на дорогу. Приезжаем на вокзал. Посадка только что началась. Мы садимся в назначенный вагон и стараемся занять места для всех, но это, к сожалению, нам не удаётся и многие ребята остаются без места. Устроились неважно, особенно по сравнению с тем как ехали в Ленинград. Но ничего, свои люди, потеснимся и устроимся. Свисток … и поезд трогается. С грустными лицами стоим мы у окон и прощаемся с Ленинградом. «Прощай, милый, хороший, Ленинград! Может быть в первый и последний раз видим тебя. Прощай, прощай …» Поезд всё быстрее отстукивает колёсами. Мы отходим от окон и начинаем устраиваться ко сну. Многие тут же засыпают, другие ещё бодрствуют, но недолго. Сон берёт своё. И мало по малу, под равномерный стук колёс и приятную качку засыпают и все остальные. Только дежурные охраняют нас и наш багаж.

 

Р. Зубарева.

 

11-е ЯНВАРЯ

 

     Хорошо спится в натопленном вагоне под мерный убаюкивающий стук колёс перед рассветом, когда тусклый свет газового фонаря, задёрнутого сеткой, едва освещает переполненное купе.

     В сладком предутреннем сне раскинулись фигуры экскурсантов, то застывшие в могучем размахе, то классически вытянувшиеся, завёрнутые в простыню. Чьи-то огромные валенки свесились с верхней полки и потряхиваются в такт движения поезда. Но вдруг хлопает дверь, врываются яркие лучи света и голос проводника возглашает: «Граждане, предъявите билеты!». В ответ подымаются несколько голов, удивлённо-бессмысленно оглядываются вокруг, снова тяжело опускаются на подушку. Проводник принимается за более решительные действия. Тяжёлая рука дёргает лежащего за ногу. Через секунду тот вскакивает, испуганно озирается вокруг.

- Что? Какие билеты?

   И вот мало по малу просыпаются все. Поезд замедляет ход. Лязгают чайники.

- Сколько стоит?

- 10 минут.

- Ребята, сыпь за кипятком!

 

     Наконец чайники опустошены, с полок стаскиваются чемоданы, затягиваются ремни. Поезд мчится по московским предместьям.

     Ровно в 3 часа 25 минут колёса делают последний оборот. Мы соскакиваем на платформу Октябрьского вокзала. Нас тотчас же окружает стая разного рода агентов, наперебой предлагающих услуги ломовика или авто.

- Куда прикажете? До Мясницких Ворот? Сейчас подадим машину, первоклассную большую машину, только за 8 рублей!

   Мы предлагаем 2 рубля. Агент ужасается.

- Да за 2 вас никакой ломовик не повезёт!

Ну, подавать за 4. После долгой торговли соглашаемся на 3-х рублях. Агент удаляется, обещая привезти авто через 5 минут.

   В пылу конкуренции ломовики снижают цены.

- Батюшка, ну за два с полтиной поедем.

- Не верьте ему, у него даже машины своей нет, шпана он.

     Но мы не поддаёмся на уговоры ломовиков. Однако, проходит 5, 10 минут, а машины как не бывало.

     Ломовики торжествуют. Чем дольше мы ждём, тем выше они надбавляют цену.

- Обманул он вас. Поедем за два рубля!

     Наученные Ленинградским опытом мы терпеливо ждём. Однако приходит известие, что машина в действительности отказывается ехать. Ломовики упёрлись на трёх рублях. Идём сами на поиски. Оказывается, что за пределами вокзала стоят в ожидании работы десятки ломовиков, очевидно принявших нас, предлагающих 2 рубля до Мясницких Ворот, за каких-то ниспосланных свыше. По жребию нанимаем одного из них, грузим вещи, садимся в трамвай. Несколько остановок и – Мясницкие Ворота.

     Соскакиваем и останавливаемся в недоумении. Узенькая грязная улица, а магазины сверкают зеркальными окнами и выставками. Куда идти … Знаем, что экскурсбаза находится где-то на углу Гусятникова и ещё какого-то не то Сойкина, не то Слойкина переулка.

     Милиционер даёт разъяснения. Находим Гусятников и опять останавливаемся.

- Скажите. Пожалуйста, где здесь Слойкин переулок?

- Сойкин, - поправляет кто-то. Нас оглядывают смеющиеся глаза.

- Такого переулка во всей Москве не найдёте.

   Мы в недоумении.

- Есть Фокин переулок, так вот он налево …

- Благодарим.

   Сворачиваем на Фокин. Через дом дощечка с надписью: «МОСКОВСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЭКСКУРСБАЗА».

   Неприветливо встречает нас база. Официально сухо вытягиваются лица служащих. Томимся в коридоре, придерживая исхудавшие чемоданы. Помещения нет и как будто не предвидится. Некуда сложить вещи. Дворник где-то благополучно скрывается.

     Ждём и с унынием вспоминаем о Ленинграде, о тёплых уютных комнатах, о симпатичной трогательно-заботливой хозяйке – Амалии Августовне.

   Наконец к 11 часам дворник с ворчанием берёт на сохранение наш багаж, а мы отправляемся на первую московскую экскурсию в Зоологический Сад.

   Ждём трамвая. Поминутно проносятся №№ 1, 6, 22, А, В, а 21-й, который на Красную Пресню точно сквозь землю провалился.

     Наконец, появляется долгожданный. Набит до отказа. Почти приступом берём площадку, но всё же, когда приезжаем, многих недосчитываемся.. Долго ждём, а в памяти всплывают просторные ленинградские трамваи. Но вот все в сборе.

     Путешествуем от клетки к клетке, смеёмся на акробатические упражнения обезьян, сострадательно осматриваем бегающих по узким клеткам львов и тигров, меланхолического Джиндау – огромного, пепельного цвета слона. Смотрим на сонного бегемота и почти с радостью выбегаем на свежий воздух из душных помещений, пропитанных острым специфическим запахом.

     Гораздо большее впечатление производит территория нового зоопарка, где животные содержатся в обычных природных условиях, резвятся и дышат свежим, крепким воздухом.

     К 4-м часам возвращаемся в базу и находим, что единственный её плюс – хорошее питание. За полтинник получаем хороший сытный обед.

     После обеда час в нашем распоряжении. Собираемся в театр Мейерхольда на «Ревизора». Опять трамвай, Триумфальная площадь, и вот мы с 9-го ряда бельэтажа стараемся рассмотреть действие, происходящее на подмостках. Для этого мы привстаём с мест, вытягиваем шеи, принимаем неимоверные позы и, наконец, с ногами забираемся на стулья. Но когда первый интерес проходит, мы возвращаемся к прежнему положению, облокачиваемся на спинки, а со стороны доносится заразительно-спокойное подозрительное сопение.

   Но вот спектакль окончен. Мы расходимся молча, с сонными лицами. От Мейерхольда ожидали большего. Опять в базе. Группами распыляемся по зданию – постоянного помещения нет. Часть устраивается в столовой. Уборщица принесла несколько коек с матрацами. Достали кусок черствеющей булки, холодной воды из бака – поужинали. А через 5 минут, утомлённые массой впечатлений, спали.

 

В. Скипетров.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика