• Регистрация
МультиВход

Господи, помилуй и спаси!

Не оправдаться песнею певцу.
В ней музыка таинственная бьётся,


Она Господней милостью дается,
Чтоб царство света поднести к лицу...
И угадать - что жизнею зовется.
Почувствовать - где ложь, где благодать.
Но гениально можно и соврать.

              ..

Не нужно доверять поэту...
Он, только, грешный человек.
Как он мы призваны к ответу
За слова легкокрылый бег.

За слово каждое, что тайно
В сердцах людских отражено
И зароняется нечайно,
Как чувств глубинное зерно.

Оно идею пораждает,
И та охватывает нас,
И мы мерцаем и блуждаем
В сей жизни торопливый час.

Так силой сказанного слова
С Адама горестных времен
Сковать нас чаяньем мирского
Стремится бесов легион,

Гордыни сладким воздаяньем
Сердца пленяя и слепя
И неключимым состояньем
Души безсмертие губя.

Гробы языческого мира
Родили современный мир;
Идоложертвенная лира
Тщеславный прославляет пир.

Но славы театрально-смертной
В Небесном Царстве нет следа,
Все гения земные жертвы
Изгладит вечность навсегда.

Диктовки воландовой строки
Уж адским пламенем горят,
И мастер, вечно одинокий,
Вкушает свой же трупный яд.

            ..

...Но доверяйте только Богу!
Все, что есть доброго у нас,
Дано нам свыше. Понемногу
Мелодия Его тревоги
В земной вплетается рассказ.

Тревоги данной во спасенье,
Для пробуждения души,
Мелодии зовущей зренье
В сердечной теплоты стесненье,
Среди холодного забвенья
Льдом околдованных вершин.

...Так, от душевного к духовным
Взгляд устремляя высотам,
Их разделяя местью кровной
За тонкой лжи глоток любовный,
За увлечений тлен и срам,

Для мира сердце исчезает...
Душевным взорам не видна
Святая Истина. Она
Мирских красот не отражает
В луче восточного окна.

Идущий этою дорогой
Безумен будет для людей -
Для Еллинов науки строгой..,
Сбежавшим странником убогим
Для взбалмошной родни своей.

А для кого-то и соблазном,
Лукаво-яростных глубин,
И им подобным всяким-разным,
Сребролюбиво-пучеглазым
Певцам языческих Афин.

          ..

Их имя - "Современное искусство"
(Эстетика и такт, и вкус - мертвы).
Прекрасное прожевывая с хрустом
Нас учат жизни новые волхвы.

Их главный лозунг - самовыраженье -
Душ горделивых страстный карнавал.
Жизнь умерла в искусстве наслажденья.
"Я так хочу," - художник приказал.

Свобода извращать и издеваться -
Любимый пятопунктовый кумир,
Но богохульство, если разобраться,
Всего дороже для таких проныр.

Они из "Мастера и маргариты"
Гурьбою вышли. Были рождены
Какой-то комиссаркою небритой
На сабантуйчике у сатаны.

Из них один - подумайте - Учитель
Решил всю русь Святую научить,
Как святости исконную обитель
Вдруг от народа можно отлучить.

На Русь нисходит тонко разделенье:
Кто с Богом и святыми, кто - вовне.
И год семнадцатый - сердец поминовенье -
Уж кажется, в предутреннем огне.

Приходит время строгое, отчетное:
Куда смотрел твой взляд?Чем жил твой дух?
Куда стремил воление свободное?
К чему сердечный приклонялся слух?

Пред революцией судила время Оптина,
Кронштадский пастырь гордых обличал;
А в наши годы сокровенно-подданных
Сам Государь, по сердцу, собирал.

Глядите люди, воронье актерское
Раскаркалось над Воином-Кремлем,
И мерзость министерско-режиссерская
Ползет с экранов в каждый русский дом.

Не проморгайте, не проспите, братья!
Вот-вот и будет пройден Рубикон.
В пустыне мира лишь смиренной ратью
бесовский натиск будет отражен.

А пастырь-то молчит... Но вы из Церкви -
Ни, ни!... Пока не изменен
Никео-Цареградский Символ Веры.
Нам дан молитвы кратенькой закон,

Чтоб не свое, не страстное воленье,
Но Божью волю в сердце принимать,
И слышать Милости и Правды откровенье,
И в Истине Господней устоять.

             ..

Привычки, склонности свои
Несем в церковную ограду;
Поэзии земной ручьи -
Новоначальному отрада.

Но в русло Божией реки
Не все они, увы, впадают.
Не всяк художник достигает
Теченья Божией любви.

Но те из них, кому дается
Таинственный сердечный дар,
Не каждый верен остается,
Небесной сладости коснется
И отвернется...Страсти жар..,

Самовлюбленности отрава
Певца себе поработит,
И демоническая слава
Смиренный подвиг прекратит.

И будет он - глашатай дивный,
Уж не Божественного дня,
Но жрец Родосского огня
С душой печальной и пустынной.

Как изгоняется "сей род"
Он воспринять уже не хочет.
Сам, уподоблен вечной ночи,
Вслед за собою позовет.

          ..

Дар Господень чист, свободен,
И свободен тот кому
Он дается,в душу льется,
Не насилием уму.

Сквозь лукавство преисподен
Ежедневности земной
Вдруг мелодия пробьется,
И взыскующей струной

Прикоснется, уязвляя
Неостывшие сердца,
Нить тугую разрывая
Пустословия лица.

Не себе свечу поставить,
Но пред Господом возжечь,
Не кумиров "милых" славить,
Но привычное отсечь -

Все, что тайно не по Духу,
Хоть и нравилось всегда -
Вот призыв к земнму слуху,
Сердцу - чистая вода...

Мир сгорит, дела людские,
Песни скорбные землян.
Нас зовет расправить крылья
Неба Божий океан.

         ..

Пришли иные времена ,
Сердцам приблизился экзамен.
А кто готов?.. Когда страна
Живет с закрытыми глазами.

Привычка жизни "просто так"
Без смысла честного, святого,
Для нас смертельно-близкий враг,
И незачем искать другого.

Пример позорный для детей
Как жернов тяжкий нависает,
И доброта простых людей
Без Бога, душу не спасает.

Потомкам смрадных обезьян
Сладка обыденная смрадность,
Превозношение и жадность -
Лекарство от сердечных ран.

Но никому из нас не скрыться,
Не спрятаться в своем мирке.
Любовью будет всяк судиться
На всем понятном языке.

           ..

Революция - всегда беснование,
Подготовленное, идейное,
Отречение в ее основании
От Божественного, сокровенного,

От путей сердечной радости
В причащении самого Честного...
В ней - приятие гордостной сладости
В окровавленном буйстве телесного.

Для неверующего невидимы:
Жизнь, история, слово события,
Грехо-гнойного сердца раскрытие
И спасение ему неведомы.

Всех он меркою одною меряет
Да греховною своею нормою,
Мнит себя средоточьем нормального
И кичится личной свободою.

Мол имеет он право "дражащего",
Ну а может быть даже и сильного
Все что хочется свободно высказать,
Да себя любимого выразить.

Только "я" ему во главе угла,
Лишь в себя неверущий верует.
Потому и рождается в смехе хула
Легкой жертвой грядущему зверю.

Ну а кто-то вполне уже и признает
Богохульство своею природой,
Получая поддержку рогатых господ,
Как образчик бесовской породы.

Он сегодня - "Учитель", актер, режиссер
С издевательско-тонкой улыбкой,
Ну а завтра - огонь уже черный простер
Свой язык обнимающе-липкий.

Время выбора близко. Настало уже.
Будет явлен Помазанник Божий.
Только шепот змеится в смущенной душе:
"Проходи поскорее, прохожий."

            ..

Искуство без Любви мертво,
Любовь - искусство без искусства.
Ее непостижимо естество
В щемящей жертвенности чувства

Она проста в начале и в конце,
И в каждом ускользающем оттенке -
В ежеминутном мировом застенке
И Царства Божия сияющем венце.


            

P.S.


Католики дошли до края
Хулы на Господа чиня,
Собранье ересей вдыхая,
Как искры адского огня.

А иерархи православных
Кто с кем теперь и кто куда.
Коль истина и ложь "на равных"
Возможна всякая беда.

Предав Христа за толерантность
Католик тайный внешне свят,
Звенит бесовская галантность,
Своими вновь Христос распят.

Мы молимся за патриарха:
"Спаси, управь его, Господь!",
И видим ротовскую шайку,
Что жаждет Церковь расколоть.

Толь календарь родной отнимут...,
Толь туфли "папы" целовать
Под звуки сталинского гимна
Заставят в очередь вставать.

И тех, кто честь не потеряет,
Запишут в темень и раскол,
И мы доподлинно узнаем
Гонений жертвенный престол.

И, вот тогда, молитва будет.
И Ангел кроткий будет петь
О том, что вновь простые люди
Посмели, вдруг, не умереть,

Не выдав сердца этой злобе,
Душою не остеклянев.
Меч отсекающий подобья
Очистит истинный посев.

Господь управит посох царский
И явит Пастыря Руси!
Низка смиряющая арка...
Теперь - ...помилуй и спаси!

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика