• Регистрация
МультиВход

Три ангела

Я в городе… и вот - лечу, распавшись на частицы,

над Монферрановым столпом и вижу ангела с крестом, лицо ниц опустившим.

Холодной бронзы теплота и небеса, и облака, и солнце редкое слепит –

Ангел над площадью парит…

Я покружилась и лечу… над кораблём на спице: как будто по волне плывёт!

Являет миру гордый парус! Корабль совсем не замечает, что никогда и никуда,

кренясь приплыть, не сможет он – прикован спицей как крестом!

А я лечу на солнца свет и вижу купол величавый, такой большой,

что умещает в себе Вселенной целый свет!

Под ним хотел лежать «отец», но грустен гения венец!

Лечу.., артерия Невы плоть разрезает городскую:

я над Васильевским парю и замысел творца смакую – Венеция должна быть здесь,

но вместо лодок и каналов, я вижу сонм машин всех марок,

что в городской черте живут и загрязняют воздух тут…

Вот снова Ангел, снова крест на куполе большом,

Хочу притронуться к нему – во что он облачён? Холодным, мрачным мнится он:

закован в тяжкий плен - свинцом!

Я отшатнулась сразу – вдруг, застыла, не дыша: а тут тепло идёт струёй от панциря свинца!

Не колдовство, не ворожба, а божия рука…

Я здесь посижу…, посмотрю на Неву … – она веной тёмной уходит к концу…

А там начинается моря простор, и, если взлететь высоко-высоко,

То город исчезнет, утонет в тумане, а я возвращусь из мечты и обмана.

Присяду на острове Заячьем тихо и буду смотреть на огромный шпиль снизу:

Там Ангел летит золотой над землёй! Подняться?! Не стоит… Он – страж городской!

 

 

 

 

 

Три ангела

Я в городе… и вот - лечу, распавшись на частицы,

над Монферрановым столпом и вижу ангела с крестом, лицо ниц опустившим.

Холодной бронзы теплота и небеса, и облака, и солнце редкое слепит –

Ангел над площадью парит…

Я покружилась и лечу… над кораблём на спице: как будто по волне плывёт!

Являет миру гордый парус! Корабль совсем не замечает, что никогда и никуда,

кренясь приплыть, не сможет он – прикован спицей как крестом!

А я лечу на солнца свет и вижу купол величавый, такой большой,

что умещает в себе Вселенной целый свет!

Под ним хотел лежать «отец», но грустен гения венец!

Лечу.., артерия Невы плоть разрезает городскую:

я над Васильевским парю и замысел творца смакую – Венеция должна быть здесь,

но вместо лодок и каналов, я вижу сонм машин всех марок,

что в городской черте живут и загрязняют воздух тут…

Вот снова Ангел, снова крест на куполе большом,

Хочу притронуться к нему – во что он облачён? Холодным, мрачным мнится он:

закован в тяжкий плен - свинцом!

Я отшатнулась сразу – вдруг, застыла, не дыша: а тут тепло идёт струёй от панциря свинца!

Не колдовство, не ворожба, а божия рука…

Я здесь посижу…, посмотрю на Неву … – она веной тёмной уходит к концу…

А там начинается моря простор, и, если взлететь высоко-высоко,

То город исчезнет, утонет в тумане, а я возвращусь из мечты и обмана.

Присяду на острове Заячьем тихо и буду смотреть на огромный шпиль снизу:

Там Ангел летит золотой над землёй! Подняться?! Не стоит… Он – страж городской!

 

 

 

 

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика