• Регистрация
МультиВход

Приключение в библиотеке. Глава вторая

На ощупь

Без времени я и без света иду,

и снова хор истин всеобщих

твердит мне: «На ощупь, на ощупь,

покуда рассудок в бреду.

Под черепом мокрая мякоть

в извилинах-шрамах: не смог

израненный мыслями мозг

зарубцеваться, и каплет

гноящееся вещество

сквозь белые кости. На ощупь –

найдешь и вернее и проще

тот дом, где гремит торжество,

где правит безумье, пируя

дымящимся мозгом. Прими

что лучшие дали умы:

горшок свой пошли вкруговую.

Пусть гной в твою долю сольют,

с дымящимся мозгом смешают...

На ощупь, на ощупь, туда, где справляет

безумье победу свою».

Пир

Дом у дороги – путнику награда.

Хоть не весьма любезно провожал

ступеней скрип меня в полуподвал,

зато дверь настежь – приглашенье в зал;

огромный стол, подобие эстрады,

просматривалась ниша в глубине,

поблескивала стойка бара сбоку,

но все это гадательно, намеком.

- Чего стоишь? – сказал вдруг кто-то мне.

Незваный или званый – раз пришел,

будь гость Гадеса, как и мы. Хозяин

горазд на выдумки. О них сейчас узнаем.

Пир начинается. Садись скорей за стол.

Стол яств и гроб на нем. Неосторожно

ведешь меня, безумье. Голоса,

дымятся факелы – в чаду их невозможно

понять: над ними своды, небеса?

Огонь, не поколебленный ничем,

густыми маслянистыми клубами

стремится в пустоту над голосами,

чтоб ослабеть и в ней пропасть совсем.

Но что же есть? Есть шум, и звон, и гости

вокруг стола. Собака под столом

по кличке Цербер. Ей швыряет кости

Гадес. Своих гостей поит вином.

Итак, пируют гости. Каждый гость

в тулупе, вывернутом наизнанку,

ест чьи-то полусгнившие останки,

прикрыв глаза, упрятав губы в горсть.

Вот шум смолкает. Слышится одно

лишь чавканье. Вот стук упавшей кости

и звон цепи. Встает хозяин. К тосту

чуть слышно в кубках пенится вино.

Тост Гадеса

 

Десятилетья бродивший в горячих и сильных телах,

есть ли напиток желаннее в царстве Аида великого?

В честь возлияния нашего там, на зеленых холмах,

люди воздвигнут кресты. За оградой из терния дикого

ты успокоен на вечные веки, герой,

Марсу служивший за совесть, за страх, за отечество...

- Первый.

- Второй.

- Первый.

- Второй.

- Первый.

- Второй.

Сходятся обе шеренги сейчас в бесконечности.

ВЕЧЕРНЯЯ ПОВЕРКА В НЕЭВКЛИДОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ

(одноактная мистерия)

 

Воплощение видения

 

Открылась бездна звезд полна. Решась

на бегство, два луча, какой звезды? – Бог знает –

декартовой трехвостки не страшась

да и других систем не признавая,

летят все ближе к нам, им грезится предел.

Вот слышится команда, громкий топот –

в их зыблемой, прозрачной их среде

вышагивают призрачные роты.

Куда ж они? – остался позади

тот самый квадрильон... Хоть для беседы

сойтись бы двум лучам, как двум соседям,

как двум сынам единственной звезды.

Хотя б остановиться. Возглас:

- Стой!..

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Голос дежурного офицера

Ахилл!

Ахилл (выходит из первой колонны):

- Я!

Хор:
Гнев, о богиня, воспой

Ахиллеса Пелеева сына,

гнев, что зовется судьбой,

бурей, душою, лавиной.

Слово ли кто-то сказал,

камень ли сбросил – не стерпят

горы: несется обвал,

дол повергающий в трепет.

Голос дежурного офицера:

Ты убил Гектора.

Ахилл:

Смерть – корень доблести. Витязь

доблестно служит Арею, что меч свой разящий проносит

через Микены и Спарту и мощно царит в Илионе:

лишь раздавался мой голос под стенами Трои –

скрипом уключин Харона ладья откликалась.

Голос дежурного офицера:

Убитый, встань рядом с убийцей!

Гектор (выходит из второй колонны):

Вот мы и встретились вновь, Ахиллес быстроногий.

В неуязвимые, вечные, мертвые так же, как клятва,

воды священного Стикса тебя окунула Фетида,

видно вода налилась тебе в уши, Ахилл беспощадный –

больше ты слышать не мог, как плещут воды живые.

Лишь подходил ты к источнику светлому – нимфы речные,

пляску прервав, разбегались с испуганным криком.

Только садился в тень дерева ты – умолкали

листья и птицы на нем, и слезы роняла дриада.

Неуязвимый на время, на время бессмертный,

смерти платил ты за счастье такое не слишком ли щедро?

Ахилл:

Тайну, молю вас, откройте, бессмертные боги,

что вы хотите от уязвимейшего среди смертных?

Вот он опять предо мной шлемоблещущий Гектор.

Снова сразиться и вновь привязать к колеснице

тело героя? Но завтра же Феб-дальновержец

сыну Приама вручит роковую стрелу.

Что же такое победа, Арей? Или я только убийца –

не победитель – а побеждает лишь мертвый?

Вдруг вспоминаю не то, что казалось – что было:

умер я в миг, когда Гектор упал бездыханный,

умер Парис – чуть пустил он стрелу роковую.

Хор:

Ветры ли, рвущие снасти,

крошащие мачты и реи,

волны раскованной страсти,

ненависть, гнев – кто сильнее?

Кто безнадежней и горше,

падать кому на колена? –

Некому. Незачем. Брошен

жребий – судьбы не изменишь.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Голос дежурного офицера:

Геракл!

Геракл (выходит из первой колонны)

Я!

Хор:

Страшен всезнающий рок,

совершивший великое дело:

Силу поймал он в силок

и низверг ее в смертное тело.

Мир весь в щепу разнесет

сила, безумьем умножив

мощь, но отыщет исход,

только себя уничтожив.

Голос дежурного офицера:

Ты ранил смертельно кентавра Харона.

Геракл:

Кровь титаниды бессмертной, что кровь – лишь одна ее капля –

хватит и этого, чтобы в сыворотку превратился

красно-соленый напиток на пиршестве мрачном Гекаты.

Кровь титаниды бессмертной, героем убитой, бессмертна,

с кровью иною родства не потерпит, вскипая

ядом в чужой, виноватой в бесстыдном несходстве.

Ну-ка неси неси свой колчан сюда, крошка Эрот.

Знает ли Несс, Деяниру везущий: не роща Венеры

ждет его – лес Персефоны, не мирт – кипарис.

Смерть и любовь да пребудут в достойном союзе,

гидры Лернейской смотри, как дымится проклятая кровь.

Я научу убивать тебя, отрок кудрявый:

сладостен ярости крик, гневом застланный взор.

А наслажденье десницы, сгибающей лук сладострастный!

Встал на дыбы, чтобы рухнуть на землю кентавр,

вопль исторгает другой, вмиг затоптан бедняга, а люди

и небожители к подвигам труд мой причтут...

Кто это? Лбастый, двурукий и четвероногий –

матери Геи возлюбленный сын мне навстречу идет.

Харон:

Смертный сражает бессмертного. Мертвый сражает живого.

Смерть – кукушонок в гнезде, свитом матерью-жизнью.

В вечных заботах о том, как отыскать столько корма,

чтоб не кричал на весь лес ее сын ненасытный,

бедная мать не заметит, как сын-самозванец

вытолкнет прочь из гнезда ее желторотых питомцев

Геракл:

Разве, учитель, вместит твое слово школяр неразумный,

если огонь в его сердце не впишет последний урок.

Плавится воск... И взлетят письмена резвой пляской

взор услаждать безмятежный блаженных богов.

Пламя, смелей бей крылом – здесь пожива: на дне этой чаши

капли лукавого яда горят полновесным зерном.

Сын Эгиоха, силою равный бессмертным,

Нессом кентавром сражен я.

Убийца

убитым

убит.

Хор:

Волны и ветер влечет не безумье,

а право свободы.

Выпестованный лазурью

небес, опустившись на воды,

дух бытия создал душу,

подобную морю и ветру.

Пламя ничем не потушишь,

лишь горсточку пепла на Эте

черным заденет крылом

ворон –

и выгнутся воды

хищно:

мчатся втроем

ветер, волна и свобода.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Голос дежурного офицера:

Ромул!

Ромул (выходит из первой колонны):

Я!

Хор:

Ветер аттический – сгинь!

Схлыньте волны понтийские! Роком

Преподается латынь,

и ее самый первый урок нам –

кровь на стене. Так стеной

обносите его – будет вечной!

Вой на луну, о кормилица, вой

и на Марс и на Млечный

Путь.

Крикнет выпь в камышах,

даль смердит, тянет гарью.

Пусть

к палке выкормыша

не притронутся галлов пожары.

Жизнь океана, цветка

дуновенью подвластна, но не чем

восколебать Капитолий. Века

проплывут –

город Ромула вечен.

Голос дежурного офицера:

Ты убил...

Развоплощение видения

Крик петуха. И крик: «Софиты в гроб!»,

и рябь на сотни тысяч километров

шинелей, лат. Свет, как соломы сноп,

развязан и тотчас развеян ветром.

Видение исчезло, и затих

далекий петел. Бармен возле стойки

засуетился. Славная попойка

идет себе, и красною настойкой

вампир гостей обносит дорогих.

 

 

 

 

 

 

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика