• Регистрация
МультиВход

Я баян обниму...

Я баян обниму. Он, заждавшийся, на руки просится.

Встрепенётся, вздохнёт, как живые, меха развернёт.

Он застенчиво всхлипнет коротенькой разноголосицей

И протяжную русскую сам нараспев заведёт.

 

Он “Лучинушку” плачет – качает басы безысходные.

Он созвучья выводит. Пронзительно. Сладко. Навзрыд.


 

Молчание

Молчание бывает, как спасение,

Как тайный оберег. Оно не лжёт.

Оно от рокового потрясения

Непрочный мир собою бережёт.

 


Господи! Что она делает?..

Господи! Что она делает? Это не сон:

Белый застенок, уже инструмент занесён —

Острый, стерильный. И руки в кровавой росе.

Крохотной жизни, которую предали все,


Не появиться на белый немыслимый свет.

Время разъято... Грядущего попросту нет.

И за больничным окошком столетье подряд

Белый, холодный, преступный идёт снегопад.

Зимний вечер

Вся деревня в плену непроглядного снежного мрака.

Отойти от окна или кофту надеть потеплей?

Я боюсь и  волнуюсь: там, в будке, ночует собака,

В непогоду такую тоскливо и холодно ей!




Троицкая родительская суббота

Зайди сегодня под церковный кров —

Тревожно, и таинственно, и сладостно


Мерцанье поминальных огоньков

И облака клубящиеся ладана.

 


Счастье

Дождь проснулся в облачной перине,

Распугал ватагу шумных птиц.


Вновь сияет солнце, а у сына

Небо пролилось из-под ресниц.

 


Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика