• Регистрация
МультиВход

Август

Под иконами сухоцвет,
окроплённый святой водою.


А сквозь окна струится свет,
дышит мир неземным покоем.

Скоро август сойдёт на нет,
поплывут над землёй туманы,


как плывут по церквям в обед
благовонные фимиамы.

 

Наше искусство не массово...

Наше искусство не массово,
мы – не любимцы толпы.
Нет ни концертных, ни кассовых
сборов за наши труды.

Есть только ночи бессонные
в поисках песенных строк;
смятые рублики кровные;
нерв как взведённый курок.


Туроверову

Мы отдали все, что имели,
Тебе, восемнадцатый год,
Твоей азиатской метели
Степной - за Россию - поход.

Н. Туроверов


Вы отдали всё, что имели…
Зима… Восемнадцатый год…
Повозки, сугробы скрипели,
а сердце казачье – поёт!

Солдатом Степного похода,
под грузом шинели большой,
мальчишка казачье города,-
как степь - с необъятной душой,


Дайте воздух...

Дайте воздух. Откройте дверь.
Здесь гнетёт и гнетёт удушье!
Мир как раненый дикий зверь.
Ты, «борец за свободу», слушай:

нет свободы, дороже той,
что свободой души зовётся.
Научиться владеть собой –
вот свобода и свет, и солнце
.

Памяти отца


Как призраки бродим по дому.
Печаль не уймётся никак.
Гнетущий полуночный мрак
ползёт, становясь в горле комом.
И холодно, холодно так

в душе! Хоть и в тёплом апреле
в саду абрикосы цветут.
Близ леса таинственный пруд
вновь пахнет весеннею прелью,
и тени над лесом ползут,

Последнее письмо белого офицера

 

«Всё проходит и это пройдёт»–
утешаю себя поминутно!
Старый мир растворился, как будто,
поздним утром седой небосвод.

А зарёю меня на расстрел 
поведут по песчаной дороге…
Злости нет. Лишь в безумной тревоге
сжалось сердце,язык онемел.

 

Верное сменит ложное...

Верное сменит ложное,
ветер прогонит хмарь!
Юность моя тревожная, –
жизни моей алтарь –

старое всё разрушено,
новое – нам не в масть.
Юность моя – отдушина,
нам насолили всласть.

Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика