• Регистрация
МультиВход

Гложет под ребром свежая тоска...

Гложет под ребром

свежая тоска,

с пальцем у виска

помнилось добро.

Вытекло оно

вместо злой слезы,

лишь прозрел вином

плод слепой лозы.

Если б не смолой

выплакался сад,

кто б увидел яд

с дымом и золой?

Смолк призывный рог.

Кто спешил на зов

там, где от сапог

не было следов?

Вдруг обманчив слух,

вдруг вокруг ни зги?

Чьи-то лишь шаги

вынесли золу.

Снова упадет

добрая слеза,

вновь увидит плод

прежняя лоза.

***

В корчме и в бане

все равные дворяне,

и нет границы,

и не отгородиться.

А кто устанет,

отпишется от бани,

с корчмой простится,

и вытянутся лица.

Хотелось веры,

а там огонь да сера,

в тугом конверте

накопленное к смерти,

в пустой бутылке

разжиженное мыло,

а та парилка

мертвецкою прослыла.

И много света,

и звонкая монета

душой согрета,

и в пекле интернета

утерян ключик,

и золото не глючит,

да свет колючий,

и с каждым днем все круче.

Прайс-лист в корзине,

и взрослый Буратино

тянул резину

с онлайновской Мальвиной,

и много пара

от вэйперской сигары

стального цвета -

дворяне любят это.

По той мобиле,

что Тане прикупили,

так громко плакал

наш киндер-геракакл.

И это значит,

что в речке плачет мячик,

и наша раша

объелась манной кашей.

В ВэКа проспались

блюстители из стали,

а им админы

неровно дышат в спины,

засветит в морду

какой-то умник лорду...

В корчме да в бане -

все равные дворяне.

***

Из дурдома отнесут -

стихнет боль на лицах.

И бессмысленный мой труд

мерзлая землица

довершит - хорош ли, худ -

счастьем был он начат.

И нескучными уйдут. -

Как же быть иначе!

Эти градинки земли

снегом запорошит...

За тобой уже пришли,

ты за счастье тоже

отработаешь свое -

ладно, или худо -

за твое ли, за мое

маленькое чудо.

И тебя я подожду

сколько будет нужно.

За нескучную беду

другом стану стуже. -

Не оттает наш паром,

чтобы ни случилось.

И забудется дурдом

там, где встретим милость.

***

Чернышевский, что же делать? -

Знамо, да не то...

Ах, Годо! –

Передом

заходилось чье-то тело…

Говорить о том

не пристало неумелым -

быстро его в дом!

Просветлело что-то, так ли,

где-то у него?..

— И - чего?

— А - того -

у него открылись чакры!..

Знать бы, у кого…

Да не хватит грубой пакли,

чтоб унять его.

И, наверное, не столько

дело тут в вине –

не вовне.

А во мне –

будто в утлой чаше горько

где-нибудь на дне.

Наблюдают, видно, зорко

в ведомстве огней.

Да и он не расторопен,

чтоб сказать на раз

без прикрас…

А Пегас

словно перепутал тропы

в небесах и в нас..

Иль в кладбищенской утробе

занято сейчас?

А что пели и плясали

до полночной тьмы

у корчмы,

да сумы,

да истоптанных сандалей,

может статься, мы

поспешили горечь сами

чем попало смыть.

И в оставшиеся щели

будет слышен звон,

словно стон -

это ль он,

тот, не знаемый доселе? -

Скрытен тот огонь,

что нечаянно воспели...

Ах, крылатый конь!

Чернышевский, что же делать? -

Знамо, да не то...

Ах, Годо!

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика