• Регистрация
МультиВход

Чудо по расписанию


Как часто мы, верующие христиане, живем в ожидании чудес. При этом чудо для нас, как правило, событие или явление, выламывающееся из привычного круга жизни, грубо попирающее извечные законы бытия.

Я же хочу поведать о чуде, свидетелем которого мне доводилось бывать десятки раз, не воспринимая его таковым. И лишь недавно – как пелена с глаз – приоткрылось.

Но вначале воспоминание из далекого детства. И пусть оно протекало вдали от этих мест; было в нем то, что, наверняка, знакомо и вам. А именно – неписаный закон возрастной градации, жестко регулирующий отношения среди детей, в особенности среди мальчиков. Если кому-то, скажем, восемь лет, ни за что не станет водиться – хоть убей – с пятилетним. Еще бы, он уже в школе учится, аж во втором классе, а этот шпингалет еще топает в детский сад. А вы можете представить себе десятиклассника, который на равных общался бы с шестиклассником? Да, ни за что! Засмеют! Иное дело, если сгонять малолетку за мороженым, это куда ни шло. Да посыльный еще и рад будет донельзя, еще бы, такое доверие ему оказали, приблизили. Такая вот дворовая (или школьная, как угодно) дедовщина.

Это потом жизнь тихонечко всех пообломает, да подровняет: семидесятилетних с шестидесятилетними, тридцатилетних с сорокапятилетними. Там иной раз глядишь, изрядно полысевший отец семейства норовит подсуетиться перед юнцом, более него преуспевшим в большом или малом бизнесе. Но то у взрослых, у детей же все иначе. Таковы незыблемые особенности возрастной психологии. Так было, есть и будет во все времена.

Существует, однако, одно-единственное место на земле, где действие этих человеческих законов приостанавливается, где теряют они свою силу и влияние. И место это – алтарь православного храма. А все потому, что испокон века существует в наших храмах такое послушание, как алтарник. И возраст здесь ни причем, никак не оговаривается. Среди алтарников можно встретить и седовласых мужчин, и крепких юношей, и крох. При этом каждый из них выполняет, по сути, схожие функции. Не редкость, когда старший алтарник может быть намного моложе иного мужчины, на которого нет-нет, да и глянет укоризненно по причине, которая непосвященному может показаться просто непонятной. Скажем, из-за того же остывшего угля в кадильнице. А без этого не будет в храме Божием должного благоухания, а значит и приличествующего благолепия. Причем, на это обижаться не принято, заурядный рабочий момент. Здесь трудятся не друг для друга, не из корысти, но во Славу Божию, и значит надо стараться изо всех сил.

Однако сотрудничают (вот где проявляется истинный смысл этого слова) меж собой не только алтарники. Каждый из них в течение всего богослужения сотрудничает еще и с диаконом, священниками, настоятелем. А как же иначе?! За стольким надо уследить этим церковнослужителям, чтобы помогать, не отвлекая, священнослужителей от того главного, что происходит здесь и сейчас, ради чего собрались все эти верующие люди в церкви - молитвы.

Еще до начала службы следует зажечь лампады в храме, положить на аналой икону праздника, следить за тем, чтобы в алтарь исправно поступали и читались записки, а также пожертвованные свечи, готовить теплоту для причастия и нарезать просфор, да так, чтобы всем хватило, чтобы, не приведи Господь, кто-то ушел недовольный или обиженный. А еще надо обладать умением во время литургии, взяв благословение, выйти на середину храма и прочесть Апостол. А еще выходить с диаконскими свечами на малый вход, вовремя выносить на солею большие свечи, масло на полиелей, передавать вынутые просфоры на свечной ящик. А еще исправно вносить имена для поминовения, сорокоусты, в две большие тетради. И, конечно же, приготовить все необходимое для водосвятного молебна. А также для крещения, а, возможно, и венчания, которые начнутся сразу после молебна. Не говоря уже о том, что поддержание образцовой чистоты и надлежащего порядка в алтаре – тоже всецело на плечах алтарников. Да разве всего перечислишь. А уж в дни подготовки к большим праздникам…

И все вполголоса, чуть не на цыпочках. Да, тут и в самом деле, не до амбиций. Если же у кого-то они все же прорезаются, такой в алтаре долго не задерживается.

Трогательно наблюдать, как в самом начале службы, когда на клиросе еще читаются часы, стоят они рядком. В том числе и те, кому настоятель, возможно, годится по возрасту в сыновья, а иные мальчики, возможно, во внуки. Но здесь и сейчас они абсолютно равны, и им надлежит исполнять то послушание, которое передаст им старший алтарник. Вот они застыли с вытянутыми вперед руками, на которых аккуратно, на особенный строгий манер, сложены стихари, ожидая благословения священника.

После окончания службы они выйдут из алтаря, кто к своей жене и детям, чтобы поздравить их с причастием, а затем в воскресную школу, чтобы преподавать Закон Божий, а кто к маме, чтобы наскоро потрапезничав, вместе поспешить в ту же школу, но уже в качестве ученика.

А из «привилегий», если это, конечно, можно считать привилегией, да и то лишь в некоторых приходах, исповедь в алтаре.

Так совместно прожили они еще одну добрую половину очередного воскресного дня. Так не похожего на день отдыха многих их родных и знакомых, соседей по дому и однокашников. И наверняка, так и не заметив, что помимо величайшего Таинства Евхаристии, стали – всего на несколько часов – сопричастниками еще одного удивительного таинства. Имя ему не придумано, но то, что это подлинное чудо, у автора этих строк не вызывает и тени сомнения.

Тихий и светлый праздник истинного мужского братства, мягкий отсвет Царства Небесного…    

          

Ирзабеков Фазиль Давуд оглы,

в Святом Крещении Василий

17 августа 2006 года

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика