• Регистрация
МультиВход

Встреча

"Ах, Дивеево! Это милое и родное сердцу Дивеево! Как всегда, ты встречаешь нас Великой радостью Воскресшего Спасителя!" - думаю я в первый день своего приезда, а сердце ликует от восторга. 

Побросав вещи и наспех устроившись у хозяйки, мы с детьми и подругой скорее спешим в монастырь. Какая красота! Всё так изменилось за последние три года! Проходим мимо Преображенского собора. Мой сын, завидев лавку с иконами, дёргает меня за рукав: 

- Мама, давай подойдём! 

- Ничего покупать не будем, - строго ответила я и попыталась увернуться, но не тут-то было. Сын схватил меня за руку и, дёргая, начал тянуть в сторону палатки. Естественно, раздражению моему не было предела, так как на руках прыгала 7-месячная дочурка, а стоявшая рядом 5-ти летняя дочь беспрестанно что-то щебетала. Устав понимать происходящее, всё - таки побрела за сыном. Иконы, книги, медальоны, фотографии... 

Измотавшись с дороги, тупо смотрела на все эти вещи и никак не могла понять, что же должна сейчас делать. 

- А у Вас есть икона Богородицы "Утоли моя печали"? 

- Да, сегодня получили целых три - слышу разговор, и, поворачивая голову, вижу стоящую рядом женщину. 

- Всегда Ей молюсь, Она такая скорая помощница! Прочитаю Ей акафист, и так на душе светло и радостно становится! - оживлённо говорила она. 

- Ну, надо же! - отвечает работница лавки - никто никогда эту икону не спрашивал, Вы - первая. 

Посмотрев иконы, женщина-покупательница начала отходить. 

- Подождите, возьмите иконочку, я Вам сейчас их все покажу! - работница не хочет отпустить её без покупки. 

- Ну, раз Вы так настаиваете, то возьму - возвращается дама и покупает большую ламинированную икону. 

Я, ставшая свидетельницей такого диалога, пытаюсь вникнуть в происходящее и найти ответ для себя. Думая, что на этом всё закончено, начинаю разглядывать эту икону, чему сын безумно рад. О нём забываю совсем, предоставляя ребёнку полную свободу в действиях. 

- Ну, тогда возьмите, пожалуйста, мои книжки. Я из Красноярска и пишу по благословению моего духовника - не бойтесь, - продолжает разговор покупательница. 

Как молния пронзают меня эти слова, я пытаюсь повернуть голову на 180 градусов и посмотреть в лицо той, из Красноярска. Обычно я, человек, не очень идущий на контакт с незнакомыми людьми, пытаюсь всегда оставаться слушателем. Но в этот момент со мной что-то происходит, отчётливо понимаю, что вот эти книжечки, мелькнувшие в руках обеих женщин, должны, нет, просто обязаны оказаться у меня. 

- А Вы из Красноярска? - обращаюсь к покупательнице. 

- Да, а Вы тоже? - интересуется она и поворачивается ко мне лицом. 

И я погружаюсь в эти глаза! Глаза давно знакомого и близкого мне человека! 

"Одумайся!" - вопиет мой внутренний голос - "Это просто землячка, одна из многих, встречающихся на твоём пути!" Пытаюсь прислушаться к этому голосу, но понимаю, что это мне совсем не удаётся. Что-то здесь не то... Неожиданно для себя, начинаю попрошайничать эти маленькие брошюрки, которые мне так хотелось заполучить. Попутчица, вот так, запросто, по-сибирски, предлагает мне зайти за книжками к ней домой. 

- Мы здесь недалеко живём, прямо возле канавки - уверяет меня она. 

Я мнусь: вокруг куча детей, подруга. Видя моё смятение, незнакомка подзывает стройного паренька, постриженного по-мужски, очень коротко. 

- Алёша, принеси, пожалуйста, экземпляр книжек, нет, два - ещё для подруги, найдёшь их в комнате, а мы пока пойдём по канавке. 

Паренёк с лучистыми глазами радостно и охотно побежал исполнять просьбу этой удивительной женщины. 

- А как Вас зовут? - продолжает попутчица. 

- Светлана - говорю я. 

С ещё большим удивлением и интересом она впивается мне в глаза и вторит: 

- Светлана?! Дивны дела Твои, Господи! А у моей тёти - тоже Светланы, ныне покойной, завтра был бы день рождения - вот как Господь мне напоминает об этом. Её всегда Богородице поручала, она ведь в церковь не ходила, и тут - Вы - тоже Светлана, да ещё и на Канавке Богородичной! 

Понимая, что событие промыслительно, спешу с вопросом: 

- А Вас как зовут? 

- Татьяна - отвечает мне попутчица 

- Вот это да! - говорю я. 

- У меня мама - Татьяна, моя крёстная - Татьяна, крёстная моих детей - Татьяна. Мало пока что понимая, мы продолжаем разговор. Узнав, что в Красноярске я прожила больше 26 лет и пела в церковном хоре, Татьяна спросила: 

- А вы знаете священника Виктора Теплицкого? 

- Да, но по-моему я его узнала, уже живя в Новороссийске - неуверенно так ответила , пытаясь растормошить свою уснувшую память. 

- Он мой духовник, а это его сын Алёша. 

 Вступив на канавку, Татьяна попросила: 

- А может, Вы сейчас будете петь? 

- Конечно! - говорю я и тихонько начинаю "Богородице Дево, радуйся!" Такое странное чувство меня посетило - мы идём по канавке, молимся, время знакомства - ровно 10 минут, но так всё просто, сразу понимаешь, что время - это вещь условная, созданная только для нас, грешных, а на самом деле нет его, времени-то, ну просто нет и всё. Шли мы достаточно быстро, поэтому пропеть успела 36 раз дивную песнь и З раза "Отче наш". Когда мы приближались к тому месту, где окончание святой канавки, к нам уже подходил Алёша с книжками. Татьяна написала в одной из них свои координаты и пошла к Распятию, а я - догонять своих детей. Пожелав друг другу Ангела-Хранителя, мы разбрелись в разные стороны: Татьяна - через два часа уезжавшая, а я два часа назад приехавшая. 

Весь это день была в непонятном состоянии: приезд в Дивеево, неожиданная встреча, книжечки и что - то ещё… Зажав в руке заветные для меня книжки, найдя своих, поспешила домой. 

Положив их на тумбочку возле кровати, как магнит, то и дело тянулась их прочитать, но начать чтение у меня получилось только спустя три дня моего пребывания в Дивеево. 

Начав читать брошюрки, интуитивно пыталась что-то в них найти. Прочитала одну, очень понравилось, но ответа не было. Читая вторую, постоянно натыкалась на имя - Виктор Теплицкий. "Да нет же, не знаю я этого священника, - каждый раз пыталась убедить себя. "Стоп! Ну, как же не знаю!" И вспоминается мне событие 13-ти летней давности. 

Я училась в Красноярском Государственном Институте Искусств на фортепианном отделении (сейчас это Академия Музыки и Театра). У моего педагога по специальности намечался концерт в Малом зале филармонии по случаю его 50-летнего юбилея. Конечно же, все ученики в обязательном порядке играют, в том числе, и я. Собралось достаточно много народа, в основном это коллеги - музыканты юбиляра, родственники и знакомые выступавших. Я открывала концерт первым полонезом Шопена. Выступила. Аплодисменты. Страх и волнение позади. Иду на поклон, а возле сцены уже толпятся мои преподаватели, друзья, знакомые, все поздравляют, дарят цветы, конфеты. Чуть правее стоит мужчина, улыбается и что-то мне протягивает со словами благодарности. Благодарю его взамен, и, сгребая все подарки, иду за кулисы. Вернувшись домой, начинаю распаковывать презенты, в том числе, и свёрток от незнакомца. Достаю. Книга. Стихи. Автор - священник Виктор Теплицкий. "Интересно, надо почитать" - думаю я. Стихи оказались очень хорошие, но тогда, естественно, этому должного значения не придала. Уезжая впоследствии жить в Новороссийск, собирала вещи. Постоянно брала эти стихи в руки, очень хотела взять их с собой. Теперь-то понимаю, что это моя душа хотела, но разум был неумолим: "Ты даже не берёшь великих классиков - Чехова, Пушкина, Гоголя, Достоевского, зачем тебе стихи неизвестного автора. Ну, в крайнем случае, мама вышлет" - так мой разум боролся с душой, и, к сожалению, победил. Сейчас, через 13 лет, тяну цветные ниточки из моего прошлого, через настоящее, в будущее. И вот, наступила пора прочтения третьей книжки. Она начинается с того, что Татьяна работала в храме преподобного Серафима Саровского при БСМГI с 1998 года. И снова - стон!  В 2000 году я лежала там же с паротитом. Причём, это случилось в период моей зимней сессии. Моя одногруппница из Норильска приехала сдавать экзамены вся больная, и мы с ней проговорили почти всю ночь т.к. давно не виделись. А на следующий день я уже с температурой 40 поступила в БСМП. Лежала довольно долго и очень переживала, что придётся переносить сессию, и, как назло, была готова ко всем экзаменам. Болела тяжело, температура спадала ненадолго, а затем снова - 40. Состояние, очень мало напоминавшее реальность, смешивалось с постоянной болью. Точно говорится, когда человек болеет, он перестаёт грешить, а когда тяжело болеет, то Сам Господь находится рядом с болящим. Немного оклемавшись, начала вставать. Узнав о больничном храме в честь преподобного Серафима Саровского, очень обрадовалась. Тем более, что его всегда очень почитала, и на груди висел серебряный образок с ликом батюшки. Выбрав момент, пошла в храм. Как сейчас помню эту крохотную комнатку со множеством новых икон, моё сердце восторжествовало: "Наконец - то, после голых крашеных серых стен - любимые святые на иконах!" В храме была такая чистота, что я первое время не решалась войти, думая, что там только-только завершилась уборка. Боясь натоптать, потихоньку зашла и пробралась в правый угол. Приложившись к иконам, стояла, не хотела уходить, не знаю, сколько времени прошло, помню только, что заходили люди, кто-то спрашивал про крещение, работница храма тихонько и задушевно рассказывала не только о крещении, но и о Причастии и часто повторяла: "Приходите завтра обязательно, будет служба, батюшка придёт.". Наверное, я простояла достаточно долго, потому что очнулась внезапно от слов, произнесённых очень доброжелательно: "Девушка, храм закрывается, приходите завтра". Обернувшись, встретилась глазами с женщиной невысокого роста, чуть полноватой, смотревшей на меня большими выразительными глазами в длинных густых ресницах. 

И сейчас, через 13 лет, я снова встретилась с этими глазами. Вот откуда было это чувство: "Я её знаю, знаю!" - кричала моя душа в Дивеево, а разум проводил титаническую работу, приводя в соответствие нужные факты. 

Да, да - это была Татьяна, Татьяна Акуловская, как теперь я уже понимаю. Узнав из её книжек, что она так же работала в храме святой мученицы Татианы, понимаю, что она знакома с моей тётей(!), которая и по сей день там регентует. А я, приезжая в Красноярск к маме, тоже пела в этом храме и видела её в лавке, принимающую требы... 

Жизнь продолжает идти своим чередом, а у меня пока одни вопросы. Дивны дела Твои, Господи!!! 

Август, 2011 год, Дивеево

 

С. Скаклюк (г. Новороссийск)

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика