• Регистрация
МультиВход

добавление

Встретила слова сегодня: два брата-близнеца, оба монахи Кирилл и Мефодий, свидетельствуют: о. Иоанн Миронов говорил, что ни разу в жизни не втречал плохого человека...
 

Василий Давыдович,

Нигде у святых отцов не встречала вообще такого деления - не только по национальному признаку - но даже на хороших или плохих людей. Есть понимание греха: падшего ума ЛЮБОГО человека земли - все в одном Адаме. Есть грех, его ненавидь, на него сердись, даже гнев дан для этого. Не сердись на человека, обрати гнев с человека на грех, гнев дан Богом! Во-первых, каждый на твоём пути - орудие в Деснице Божией по отношению к тебе. Во-вторых, не святой Христов, а падший человеческий ум имеет. Бог разрешил бесу, псу Своему, приблизиться к человеку, внушить ему злые мысли. Человек принял - стал злой. Покаялся - добрым. Это всё следует из книги Иова, святых отцов и особенно святителя Иоанна Тобольского - таково-то православие! При таком устроении любовь возможна, а не при делении людей на плохих и хороших.

Произведение дописано 15 сентября 2016 года!

2(15) сентября 2016 года - день памяти преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. Попытка воссоздать историю написания частично дошедшего до нас "Слова о погибели Русской земли", которое было написано очевидцем Батыева нашествия предположительно при дворе Великого Князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского, спустя полвека после "Слова о полку Игореве". Возможно, автор - воин из благочестивой семьи, в которой из поколения в поколение передавались рассказы о расцвете Киевской Руси, которой к началу описывемых событий не существовало уже почти сто лет. Чудом уцелел в битве на реке Калке, принял монашеский постриг в Киевских пещерах. Первые строки - беседа чернеца с воеводой Димитром, когда они осенним днем 1240 года с восточной стены Киева наблюдают, как на левом берегу еще не замерзшего Днепра собираются несметные полчища Бату-хана. "Но уж давно, давно не видно Богатств и славы прежних дней- Все Русь утратила постыдно Междоусобием князей: Дворцы, сребро, врата златые, Толпы граждан, толпы детей - Все стало жертвою Батыя..." (К. Ф. Рылеев, "Наливайко") То не вороны черные кружат Над израненной* Русской землей - Скачут лютые вороги, друже, На погибель отчизны родной. К стенам Киева рать подступает Из далекой монгольской степи - Будь до смерти верна, Русь Святая, И в страдании дух укрепи. Посещает Господь тебя строго За усобицы гневом Своим: Ты ли вновь полонянкой убогой Побредешь по дорогам степным? Пусть, как прежде, не ведаешь страха - Недостанет тебе ратных сил: Как вернуть времена Мономаха? Ярослава бы кто воскресил?** Взять в союзники хана Котяна, Новгородцев на помощь призвать... Поздно - к уграм уходят куманы,*** Далека новгородская рать. Вспомнишь ли, как во время былое, Грозный древле для половцев год,**** Мономаховой крепкой рукою Ты созвала священный поход? А теперь за себя правит каждый В стольном граде - уделе своем, Или мощью разрозненных княжеств Мнишь управиться с сильным врагом? Степь наполнилась ревом верблюдов, Конским ржанием, скрипом телег - ***** Не бывало таким многолюдным Поле Дикое в долгий свой век. Приближается грозная сеча, И на площадь спешит стар и млад, Киевлян на последнее вече Медным гласом сзывает набат. "Покоримся ли власти Батыя? - Лучше смертную чашу до дна Нам испить, коль не выстоит Киев: Честь превыше, чем жизни цена!" И единою волей народа, Несгибаемой в час роковой, Избран тысяцкий Дмитр-воевода Встать на брань с окаянной Ордой. Лед застыл. Войско хана ступило На замерзшие воды Днепра, Кочевая свирепая сила Окружает кольцом Киев-град. Кто исчислит ордынцев тумены? В туче стрел стало небо мрачней, Не укроют высокие стены, Если храбрых ведет Субудэй. Но несметные полчища хана Не вольны устрашить киевлян - Как один, встали против поганых, И отпор лютым ворогам дан. Враг нашел слабину в обороне, Бьет тараном у Лядовых врат******; Смяв дружину, татарские кони Сквозь пролом ханских нукеров мчат. Нет пощады ни старым, ни малым - Рубят чад христианских и жен, Обагряется град кровью алой - Смерть милей, чем постыдный полон! Храбрым воинам малой дружины, Кто не пал на священных стенах, Стал твердынею храм Десятинный, Но и он вскоре рухнул во прах. Бился Дмитр, невзирая на раны И, плененный в неравном бою, В дар за доблесть от грозного хана Заслужил он свободу свою. Хан Димитра зовет за собою На угорские земли в поход - "Коль пойду на чужбину с Ордою, Кто отчизну теперь сбережет?" Тлеют храмов останки святые, Град глазницами мертвых глядит, Но надежды слова золотые Богатырь чернецу говорит: "Лишь бы Родина снова окрепла - Покаяния дар испроси, И восстанет, как Феникс из пепла, Колыбель Православной Руси! Воскресит ее вера Христова, Чтоб потомки услышать смогли Со слезой растворенное Слово******* О погибели Русской земли!"********* *Так можно было наблюдать со стены Киева сбор несметных полчищ Бату-хана на левом берегу еще не замерзшего Днепра осенью 1240 года. К началу осады Киева были сожжены Рязань, Коломна, Ростов, Суздаль, Владимир, Москва... **При Владимире Мономахе и Ярославе Мудром Киевская Русь находилась в зените ратной славы. ***Куманы-половцы ушли в Венгрию, но и дальнейшая судьба к тому времени дружественных нам кочевников во главе с ханом Котяном, представлявших серьезную военную силу, сложилась трагически. ****Поход русских князей под началом Владимира Мономаха против половцев весной 1111 года. *****Слова из летописи. "В год (от сотворения мира) 6748-й (1240-й). Пришел Батый Киеву с силой тяжкой, со многим множеством силы своей, и окружил город, и осадила (город) сила татарская. И был город в осаде великой. И пребывал Батый у города, и воины его осаждали город, и нельзя было слышать (друг друга в городе) из-за звуков скрипа телег его, рева множества верблюдов его и ржания табунов его, и была заполнена земля Русская врагами..." ******Самым слабым местом в укреплениях Киева были Лядовы врата - и именно там враги ворвались в город. *******Воевода Димитр был ранен и взят монголами в плен, но Бату-хан сохранил ему жизнь и даровал свободу - за храбрость. А из пятидесяти тысяч киевлян осталось в живых едва две тысячи. ********Оборот из "Слова о полку Игореве. *********Частично дошедшее до наших дней "Слово о погибели Русской земли" было написано очевидцем Батыева нашествия предположительно при дворе Великого Князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского.

блинок лучезарный-старичок странный

Эта сказка о чистоте русского языка и разрушительной силе сквернословия. Очень болит душа и хочется верить в победу живого русского слова... Спасибо всем, кто прочтёт и оставит свои комментарии. Нина Ярнова.

Проба пера?

Это возможно? Желательно с Вашей помощью Василий Давыдович. Нигде не нашел контактов почему-то.

ОТ АВТОРА

ЗДЕСЬ ОПУБЛИКОВАН ФРАГМЕНТ ВТОРОЙ ЧАСТИ ПОВЕСТИ

Остается ждать продолжения.

Спасибо за мастерски переданное мироощущение молодости и всех мучительных неловкостей, которые позднее превращаются в самые дорогие воспоминания.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика