• Регистрация
МультиВход

Ёлка

Все было хорошо. Мир из серого снова стал разноцветным. Голубое-голубое небо, яркая зелень острова отдыха, серебристая рябь воды на протоке. Она наслаждалась этим миром. Она снова могла гулять одна. Лето стояло тёплое и солнечное. Она уходила на набережную и уже без страха вспоминала больницу и операцию. В больнице она подружилась с такой же, как она, старушкой, и уже дважды ездила к ней в гости. И вдруг всё изменилось. В глазах закружилась чёрная метель и будто занавеску опустили перед ними. Врачи о таком не предупреждали. Поэтому сначала она не очень встревожилась. Решила подождать, может быть, пройдет. Через три дня дочь повела её в поликлинику. Бесконечные очереди, кабинеты, аппараты, равнодушные врачи. И холодный страх, и тоскливая мысль: что дальше? А дальше – больничная палата на четверых, неподвижное лежание на спине и ожидание новой операции.

Когда старушки на лавочке возле дома увидели, как дочь ведет её, маленькую, сгорбленную, с застывшим лицом, они оцепенели. Они сразу же «примерили» такое на себя и ужаснулись. Даже слов утешения не нашли. Спасла ее тогда кукла. Маленькая, тёплая, с ласковым русским именем Катенька. Вечерами дочь высыпала на стол ворох разноцветных лоскутков, и они садились придумывать фасоны кукольных платьев. Дочь то и дело спрашивала: «Из чего сделать пряжку для пояса? Придумай, какая отделка подойдет к красному? Принеси из тумбочки пакетик с бисером». И она шла за бисером, натыкаясь на косяки дверей. Она с нетерпением ждала вечера, ласково брала в руки куклу, ощупывала новый наряд. Сразу же выяснилось, что делать по дому она ничего не может, только мыть посуду. Это огорчило. Она была труженица.

Теперь она много спала днём или сидела на кровати и вспоминала свою жизнь. Всё было: и плохое, и хорошее. Вспоминалась скамеечка в саду под кустами жасмина над Волгой, лунная дорожка на воде и жаркий шепот Геннадия: «Ты меня любишь, Люсенька?» Они поженились, едва ей исполнилось восемнадцать. А через два месяца взяли мужа на  военную службу, началась война и погиб он, так и не увидев долгожданную дочку.

Дочка… Она всегда старалась чем-то порадовать. Дочка-подружка. Сколько рек и городов они вместе изъездили, сколько  тропинок в полях исходили. Театры, музеи, концерты. Дочь водила в них своих учеников, и она вместе с ними. Ребятишки звали её бабушкой, были ласковы и внимательны. Дом всегда был полон детей. Они и сейчас приходят, уже взрослые, со своими детьми, и сейчас так же внимательны, никогда за стол без неё не сядут. Да только стесняется она своей слепоты. А мысли с каждым днём все черней, а тоска все больше…

Радость пришла неожиданно. Звонок в дверь, звонкий голос дочери: «Мы пришли!» Сначала не поняла, кто же это? Потом ощутила морозный запах леса, елки. Уткнулась лицом в колючие ветки, обхватила их, гладила. Елка была живая,  в капельках смолы. Руки потом долго пахли ей и склеивались. Елку поставили в угол, рядом – кресло. Она садилась, поворачивалась к елке. Она не видела ее, но чувствовала, как от елки волнами исходит что-то хорошее, доброе. И воспоминания теперь приходили тоже хорошие. Вот детство. Елку ставили в зале на ковёр, под ней лежали игрушки, а они – три маленькие девочки в одинаковых платьях, со своими гостями водили хороводы, читали стихи. Папа каждого ставил на стул, чтобы всем было видно и слышно, и ободрял тихонько: «Молодец!» Вот школа, где она училась, а потом четверть века работала. Мужчины тащат на третий этаж в актовый зал громадную елку, ребятишки украшают гирляндами лестницу и кабинеты. Новый год всегда встречали в школе, учителя и ученики вместе. Но она всегда отпрашивалась и бежала домой, где ждали родители и дочка. Влетала в комнату вместе с боем курантов, а дочка кричала: «Мама, скорее!» и протягивала бокал с шампанским. А сколько радости доставляла ёлка дочке! С какой фантазией она украшала комнату, придумывала подарки. В новогодний вечер они всегда уходили гулять.  Шли на городскую ёлку, в парк, потом в театр или кино и только часов в десять возвращались домой, чтобы сразу сесть за праздничный стол. Она с радостью поняла, что снова может сочинять стихи. У нее и раньше это было, но когда пришла беда, стихи пропали. Теперь они получались еще лучше, чем раньше.

На календаре – февраль. Елка стоит в комнате. Она совсем не осыпается, новые росточки, нежные и мягкие, стали длиной в палец. Сколько она еще простоит? 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика