• Регистрация
МультиВход

Сказка для детей и взрослых (окончание)

 29.Однажды летней ночью

 …Как долго нынче нет мамы с работы. Уже засветились вечерними огнями окна соседних домов, а мамы всё нет. Меленький брат Вася уже спит. Саша смотрит на него и думает: хоть он и маленький и спит, а всё равно с ним не страшно.

Как долго, томительно тянется время; вот уж потемнели окна ближних и дальних домов – значит, люди уже спят. Саша смотрит на часы, часовая стрелка возле двух, значит уже совсем ночь! Она вспомнила – мама часто жалуется, что у неё болит сердце, и она временами так кашляет, кашляет…

А вдруг она шла домой и упала, потому что ей стало плохо?.. От этой мысли Саша вся похолодела, и сердце у неё забилось часто-часто, ей страшно пошевельнуться. А мысли в голове летят одна тревожнее другой. Она подбегает к кровати, где спит братишка, укрывает его маминой шалью; выбегает на крыльцо и, закрыв дверь на ключ, бежит среди ночной тишины туда, к огромному пустырю, через который ей всегда страшновато проходить даже днём; но сейчас она забыла о страхе, –мысль о маме заслонила всё, и то, что надо долго идти до той улицы, где начинается трамвайная линия. Мама обычно приезжает на трамвае, но сейчас уже давно ночь и трамваи не ходят… Вот она уже добежала до улицы; далеко-далеко вдаль, туда к городу идут фонарные столбы, освещая пустынную улицу. На неё опять напал страх. Она прошла немного вперёд и остановилась у открытой калитки, от которой шла дорожка к крыльцу аптеки. Девочка вошла в калитку, остановилась за низкими колышками ограды и стала вглядываться в даль улицы – не идёт ли там далеко мама. Но нигде – никого; и такая страшная тишина… Саша так дрожит, что у неё стучат зубы. Она их крепко стискивает, и в этот миг вдруг слышит – вдали… как будто шаги?.. кто-то идёт там… Вот уже слышнее, но никого не видно. Стучат каблуки… у мамы же туфли с каблуками… – Это мама! Вот далеко послышался кашель. Да, это мама… Мама-а! – громко кричит Саша. И, о радость, она слышит, как мама тоже кричит ей: о-о-у!.. Девочка бежит навстречу маме, на бегу вытирая хлынувшие слёзы. И вот мама обнимает дочку, вытирает дочкины и свои слёзы, и ни о чём не спрашивает, она всё понимает без слов. Она только объясняет, что пришлось задержаться на работе, трамваи не ходят уже и пришлось такую дальнюю дорогу идти пешком. Сейчас её беспокоит – не проснулся ли маленький Вася?

Саша крепко держится за мамину руку и ни о чём не думает и не говорит, а только чувствует огромное счастье, что мама тут рядом, они вместе идут домой, и ничего больше не надо! А слёзы почему-то всё-таки бегут и бегут.

 

30.Памятный ужин

 

Жаркий летний вечер. Мама с маленьким Васей пошли к знакомым, которые живут недалеко, на той же улице. Каждый вечер ходят к ним за молоком. Саше мама велела подождать их с Васей, чтобы ужинать всем вместе, они скоро вернутся.

На кухонном столе шумит самовар, вкусно пахнет нарезанным хлебом из хлебницы, на большой тарелке шесть варёных яиц – каждому по два, даже маленькому Васе.

Душно. Входная дверь распахнута настежь, и в кухню доносится запах цветущих яблонь, что растут совсем рядом с крыльцом. Оттого, что пахнет и хлебом и яблонями, Саше очень захотелось есть. А мама с братишкой всё ещё не идут. Девочка решает пока почистить яйца. Потом ещё подождала-подумала и начала есть с аппетитом свою порцию. А они всё не идут. Ей скучно, и почему-то всё равно очень есть хочется, она берёт ещё яйцо, потом ещё одно – как вкусно с хлебом и солью; правда, ей немного обидно, что про неё забыли и заставляют ждать так долго. Она наливает себе чашку уже немного остывшего чаю и пьёт, но – странно… ещё хочется поесть яиц, никогда раньше они не казались такими вкусными.

Когда мама с малышом вернулись от соседей с молоком, Саша крепко спала, положив голову на стол рядом с яичной скорлупой и пустой тарелкой.

Мама разбудила дочку и тревожно спросила, не болит ли у неё живот от столь обильного ужина, а на вопрос Саши, почему они так долго не возвращались, сказала, что соседи не хотели отпустить их, не угостив пирогами, так как у них в этот день бабушка была именинница. Саше они послали с мамой тоже большой кусок пирога. Но она отложила пирог на завтра, так как после такого отменного ужина из шести яиц ей хотелось спать, спать…

 

31.О чём рассказала старая Мельница

 

– Вот и последняя страница окончилась, – раздался голос Фила, – как эта девочка Саша похожа на тебя, Злата. Злата! Ты меня слышишь, ты как будто спишь стоя, а?

В это время маленькая дверь открылась, и Алексѝна, заглянув внутрь комнаты, спросила:

 – Ну как? Всё в порядке? Я вас жду, идёмте. Фил, ты приготовишь карету для поездки, а мы со Златой подождём здесь, – и она села за тот же столик, за которым обедали.

Злата-Девочка, всё ещё в каком-то сонном состоянии, тоже села. Алексѝна дотронулась рукой до лба Златы, улыбнулась и сказала:

– Ты что-то хочешь спросить?

– Да… – с запинкой ответила Девочка и, после долгой паузы продолжала, – вот… я как будто была там… в той Большой Книге за маленькой дверью, и была… другой девочкой… той Сашей, про которую рассказано в Книге… Это что? Почему так?...

– Это долго объяснять, – серьёзно-раздумчиво проговорила Алексѝна, – это ты перенеслась в другое время и прожила кусочек другой жизни. Когда ты подрастёшь, ты прочитаешь об этом в книгах, теперь об этом много пишут, говорят, показывают по телевидению. А сейчас скажи мне вот что – ты не испугалась, нет? – внимательно глядя на Злату-Девочку, спросила Алексѝна.

– Нет, только теперь очень спать хочется, – и она долго и протяжно зевнула.

Алексѝна засмеялась, а потом, ласково глядя на Девочку, сказала:

– Ну, ты выспишься в карете, когда мы поедем, а теперь давай отгадаем, кто же эта девочка Саша, которой ты стала на некоторое время и так много оней узнала? Тебе не знакомо что-то из того, что произошло с тобой в той Книге?

– Да, там случилось такое же, о чём мне рассказывала Бабушка-па про себя, когда она была маленькой.

– Значит, это девочка Саша – кто?..

– Это моя Бабушка-па?!.. – когда она была маленькой?.. ?.. Да?!

– Конечно, – весело отвечала Алексѝна.

– …Вот какая была моя Бабушка-па… – удивлённо-радостно улыбаясь, медленно и очень тихо проговорила Злата-Девочка, – и сколько всего с нею произошло-о-о, – добавила она.

– И грустного, и забавного, и хорошего, правда? – сказала Алексѝна и, помолчав немного, продолжала, – надо всегда помнить, что все старые люди – вот и твои бабушки и дедушка – были когда-то тоже детьми, и что дети когда-нибудь, через много лет, тоже станут старыми. И помня это, надо любить, жалеть и почитать старых людей; ты меня понимаешь, Злата?

– Конечно, – очень серьёзно ответила девочка, задумчиво глядя в окно, за которым видна была бескрайняя даль зелёного поля.

 

32.Последний разговор

 

И вот снова Алексѝна нажала кнопку под окном кареты, раздался короткий звук рожка, и коляска покатилась. Хозяйки Мельницы, стоя на крыльце, прощально махали руками. И вот уже Мельница становится меньше и меньше, а две женщины на крыльце тоже как две маленькие девочки. Глядя на них из окна кареты, Злата горестно вздохнула и заплакала.

– О чём, Злата? – встревожилась Алексѝна.

– Мне подумалось, – всхлипывая от слёз, начала Девочка, – что там на мельнице остались навсегда девочка Саша и её подружка Ирочка, и я их больше не увижу…

– Зато ты скоро увидишь своих бабушек, – сказала Алексѝна, вытирая своим платком Девочкины слёзы, потом спросила, – а как твои бабушки называют друг друга?

– Бабушка-ма называет Бабушку-па Сашенькой, а она Бабушку-ма зовёт Иринушкой, – тут Злата-Девочка сделала огромные удивлённые глаза и радостно вскрикнула: – значит, Ирочка – это тоже моя Бабушка-ма?! – она засмеялась и захлопала в ладоши.

– Вот именно, – Алексѝна тоже весело смеялась, – ты ведь уже, наверно, соскучилась по бабушкам, по маме и папе?

– Да, – тихо ответила Девочка.

– Вот ты возвращаешься домой и я прошу тебя, пожалуйста, передай твоим домашним от нас всех большой добрый привет – от меня, Фила, Гиппи и Орсика, хорошо? Не забудь, – и, заметив опять грусть на лице Девочки, поспешно добавила, – мы не навсегда прощаемся с тобой, поверь, мы ещё встретимся, а сейчас, пока мы едем, тебе надо отдохнуть, ты выглядишь усталой, устройся поудобней и положи голову мне на колени, вот так; когда мы приедем, я разбужу тебя, – и поцеловав Девочку в щеку, она нежно погладила её по головке.

 

33.Возвращение

 

– Вставай, доча, хватит спать!

Девочка с трудом открывает глаза и долго удивлённо смотрит на Папу.

– Ты что, не узнала меня? – смеётся Папа, – ох, и долго же ты спала, вот так соня!

– А Алексѝна?.. – спрашивает недоуменно Девочка, протирая глаза.

– Какая Алексѝна?.. – Папа тоже недоуменно смотрит на дочку, – тебе что-то приснилось?

– Да не приснилось…, она ведь хотела меня разбудить, когда приедем…, а как же коляска, Фил, Гиппи, Орсик? Где они?.. – Она быстро вскочила с кровати и подбежала к окну, посмотрела в сад. Из окна второго этажа хорошо было видно дальнюю калитку в углу сада у старого клёна.

Но калитка была закрыта, и за ней не было никакой кареты.

– Э-э… – заулыбался Папа, – значит, приснился интересный длинный сон, да? Знаешь, как долго ты спала: вчера под вечер уснула на крылечке флигеля и вот сегодня только под вечер проснулась, мы тебя никак не могли разбудить. Я нынче даже с работы раньше пришёл, беспокоился, что ты так крепко и долго спишь. Мама и Тётя ещё не пришли, а Бабушки угощают внизу Дедушку, он ведь вчера не был на твоём празднике, приехал вот только что. И смотри-ка, что он привёз тебе в подарок, – Папа взял со стула что-то, развернул и накинул Девочке на голову: это был красивый синий, с разными цветами и кистями по краям, платок.

– Ой, какой Дедушка молодец! – Девочка восхищённо разглядывала обновку, – я же давно хотела такой платок.

– Вот и чудесно, – сказал Папа, – сейчас ты одевайся и приходи вниз, а я уже пойду к ним и скажу, что ты проснулась и видела отличный сон, они ведь тоже беспокоились, что ты так долго спала.

– Нет, Папа, это не сон, это было всё взаправду. Да… знаешь, Алексѝна даже всем велела большой привет передать и сказала, что мы ещё… встретимся когда-то.

– Да-а?.. Спасибо доброй Алексѝне за привет нам, – Папа долго, очень серьёзно посмотрел на дочку и потом сказал:

– Вот что, надо записать про всё, что с тобой произошло, ты хорошо обо всём помнишь?

– Да, Папа, – радостно подхватила Девочка, – я помню всё-всё… и это не сон… так всего много… – она хотела ещё что-то сказать, но вдруг закрыла лицо руками и заплакала.

– Ну хорошо, хорошо, – поспешно проговорил Папа, – не надо только плакать, доча. Мы возьмём с тобой толстую тетрадь и карандаш, и ты будешь мне всё по порядку рассказывать, а я буду записывать, итак мы с тобой постепенно напишем целую книжку, которую часто будем читать, когда тебе захочется снова побыть со своими добрыми друзьями. Хорошо? Мы даже попробуем нарисовать многое из того, о чём ты расскажешь, а я запишу. Сегодня же после ужина и начнём. А сейчас я пойду вниз к Бабушкам и Дедушке, а ты скорее одевайся и приходи к нам. Да… а Бабушки сегодня сварили наш любимый с тобой малиновый кисель.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика