• Регистрация
МультиВход

Цветы от Матроны

  Часть 1    

 Произошло это летом прошлого года. Герой нашего повествования оказался не против, чтобы о чудесной истории, которая с ним приключилась, написали рассказ. Сам он, будучи  человеком с хорошим чувством юмора и самоиронией, не боится предстать в каком-то невыгодном свете. Хотя, имея определенные заслуги и немалый жизненный опыт, он не слывёт легкомысленной натурой. Всё это делает ему честь и вызывает уважение. Ведь, что греха таить, большинство из нас предпочитает себя приукрасить,  скрыть по возможности недостатки. Но имя главного действующего лица я всё-таки изменю.

         Николаевич Степанович, назовём нашего героя так, находится на заслуженной пенсии. Жизнь его — самая обычная, со своими радостями и огорчениями. Яркими чертами его характера являются оптимизм и непредсказуемый юмор. Порой невозможно разобрать, шутит он или говорит серьёзно, держится при этом всегда с достоинством. Только светло-голубые, кажущиеся простодушными глазки, выдают озорной огонёк. О себе Николай Степанович говорит: «Кем я только не работал! И педиком был, и медиком». В смысле, педагогом — учителем труда в школе. И всегда у него найдётся несколько забавных историй, связанных с его трудовой деятельностью. После общения с этим человеком нельзя остаться без улыбки на лице. Но в один из июньских дней минувшего года случилась история, от которой стало не до смеха. Долго потом Николай Степанович приходил в себя и осмысливал происшедшее.

          Он не был атеистом, не отрицал Бога, но сильно над этим голову не ломал. Просвещённым в этом вопросе назвать его было нельзя. Случился даже такой забавный эпизод. Как-то, устроившись на небольшое предприятие и проработав там определённое количество времени, Николай Степанович пришёл получать свою законную заработную плату. В кассе ему объявили о том, что тридцать процентов от всей суммы ему придётся сдать в некую, как выяснилось, сектантскую организацию. Почти все рабочие состояли там. На что Николай Степанович резонно ответил, подняв брови, что никогда в жизни ни в каких сообществах и партия не состоял. Разве что, в объединении под названием «сообразим на троих», да и то по большим праздникам. И это единственная организация, которую он признает и хоть как-то уважает.

          Тонкий юмор и намек Николая Степановича был воспринят не совсем дружелюбно. Его поспешили уволить, но деньги свои он всё-таки забрал.

          Но вернёмся к нашей истории. Конец мая, начало июня прошлого года выдались очень жаркими. Садово-огородный сезон расстроил дачников засушливой погодой. Каждый день приходилось ездить на свои земельные участки и спасать от зноя едва принявшуюся рассаду. Сухая почва под фруктовыми деревьями тоже нуждалась во влаге. Без обильной поливки хорошего урожая можно было не ждать. Прогноз погоды осадков не обещал. Дождь не спешил облегчать людям их труд по добыванию хлеба насущного в поте лица…

           Наш сосед, как примерный огородник, каждый день работал на своих «шести сотках». Находясь на пенсии, он мог отдавать этому занятию любое количество сил и времени. В один из жарких июньских дней он, как обычно, поехал на дачу. Краем уха он слышал, что в их городок должны привезти мощи какой-то святой. Имя он запамятовал, так как был человеком нерелигиозным и не заострял внимание на таких подробностях. Соседи и знакомые обсуждали между собой эту новость. Но Николай Степанович решил, что у него ещё будет время во всём разобраться, если появится такая необходимость.

           То утро не предвещало ничего плохого. Приехав к себе на дачу, наш герой не спеша принялся за поливку грядок с будущими овощами. Вызвавшись помочь, на дачу прибыли родственники, гостившие в доме. Присматривать за всем этим приехала и жена. Вместе они аккуратно взрыхляли почву, поливали саженцы…

            К обеду солнце стало печь нещадно. По спине потекли струйки пота. Вода в баке закончилась, нужно было снова заполнить ёмкость. Николай Степанович включил насос, а сам занялся сливовым деревцем, которое посадил два года назад. Вода набиралась долго, наконец, насос взревел, и наш огородник пошёл закрывать кран. Он уже подошёл к огромному баку с водой, стоявшему на высоких металлических подпорках, как вся эта многотонная конструкция начала своё страшное падение прямо над его головой.

            Ужас сковал Николая Степановича: как! Несколько секунд — и неминуемая гибель?! Всё поплыло перед глазами. Подставки-швеллера начали гнуться, их корёжило с невероятной силой. Раздался оглушающий грохот и скрежет металла. Последнее, что успел увидеть Николай Степанович, — это сияющую дивным светом радугу вокруг солнца и летящий по небу вертолет со святой, которую ожидал весь город, и чьё имя он не запомнил. Но, как молния, во всём его существе пронеслось единственное слово: «Спаси-и-и!» Через пару мгновений всё стихло.

                                                                          Часть 2

           Тишина воцарилась всего на несколько секунд. А Николаю Степановичу показалось, что прошла целая вечность. Ему почудилось, что он уже мёртв и находится в какой-то тёмной сумрачной бездне, где не было ни единого луча света. Сердце Николая Степановича сжалось от нахлынувшего чувства острой тоски и одиночества. Пошевелиться не получалось. В мыслях его  вихрем носились разные видения одно ужаснее другого. Выхода из этой страшной тьмы он не находил. Темнота охватывала душу, забирая в свои тиски. Он оказался в плену у этой вечной ночи и не видел избавления. Душевные муки были невыносимы. Николай Степанович понял, что это и есть ад…

          Время растянулось на несколько столетий, прежде чем Николай Степанович услышал вокруг себя голоса: «Живой? Ты живой? Ответь нам, дай знак…» Он почувствовал чьи-то прикосновения и понял, что спрашивают его: «Я живой. Да, живой. Я жии-воо-ойй!» Казалось, он сам только что осознал это, и великая радость заполнила его сердце.

         Происходившее позже он уже помнил не столь отчетливо. Над ним суетились, хлопотали люди, специальными инструментами извлекая его из-под груды искорёженного метала, в которую он попал, как в капкан. Многотонная ёмкость для воды упала всего в нескольких сантиметрах от Николая Степановича. И только чудо сохранило ему жизнь. На теле остались лишь небольшие порезы.

           Ближе к вечеру в своей квартире Николай Степанович понемногу стал приходить в себя. Его всё ещё трясло, мысли путались, в горле стоял ком. Тогда он по старой своей привычке решил избавиться от пережитого стресса при помощи «зелёного змия». Стрелки часов показывали 18:30. Нетвердо ступая, он направился к двери и незаметно для жены выскользнул из квартиры. Гастроном, находившийся недалеко от дома, был ещё открыт. Зайдя внутрь,  Николай Степанович более уверенным шагом направился к прилавку. Знакомая молоденькая продавщица поглядела на него с тревожной улыбкой: «Вам чего? Ну и вид у вас, будто на том свете побывали». «Я и есть только что оттуда прибывший. Бутылку водки, пожалуйста», — Николай Степанович смотрел на неё немигающим сомнамбулическим взглядом. «Вот, возьмите, а что случилось-то?» — продавщица нервно всплеснула руками. Но Николай Степанович, шаркая, уже направился к выходу. Внезапно на улице ему стало нехорошо. От сильного головокружения он прислонился к кирпичной стене, переводя дух, но лучше ему не становилось. Он крепко сжал в руках бутылку и по стеночке поплелся обратно в магазин. Водку он решил сдать ввиду своего нездоровья и получить назад заплаченные деньги. «Вот, Ирка, забирай обратно. Что-то плохо мне». Удивленная продавщица приняла товар. Снова выйдя на свежий воздух, Николай Степанович вдруг почувствовал себя необыкновенно бодро. Небо светилось лазурью тепло и приветливо. «Не померещилось ли всё это?» — подумал он. Хорошее самочувствие и уверенность в себе вернулись к нему с новой силой. «Эх, зря я бутылку-то сдал. А что? Пойду, вернусь». И он легкой походкой зашагал к магазину. Ирина, больше не ожидая сегодня увидеть Николая Степановича, уставилась на него: «Вы что-то забыли?». «Нет, бутылку «Столичной», пожалуйста». «Как, опять?» — удивленная продавщица вскинула брови. «Да, побыстрее. Нервы, что-то расшалились. Но, ничего-ничего, я ещё молодцом». Ирка в ответ хмыкнула, подавая бутылку. Только Николай Степанович вышел из магазина со своей нехитрой ношей, как перед глазами у него всё поплыло. «Вот тебе раз, что за ерундистика такая?!» — пробормотал он. Ноги его опять сделались ватными. С подозрением он посмотрел на бутылку водки: «Просто мистика какая-то». Ему стало интересно, и он снова поплелся к магазину. Продавщице было уже не до смеха: «Да что с вами такое?! Идите, проспитесь — потом и приходите». «Не понимаешь ты, Ирка, что сегодня со мной приключилось-то. На вот, постереги», — Николай Степанович сунул ей на прилавок пресловутую бутыль, а сам направился вон из магазина. От плохого самочувствия не осталось и следа. Он походил взад и вперед по улице, ощущая прилив сил. Дыхание его было ровным. Вечернее розоватое солнце близилось к закату. Но какой-то непреодолимый азарт захватил его, и он опрометью побежал обратно в гастроном. Плохо теперь стало самой Ирке. Она чуть ли не в истерике закричала: «Что же это такое! Долго вы собираетесь ходить туда-сюда?!» Николай Степанович не обратил на это особого внимания, взял с витрины бутылку «Столичной» и поспешил к выходу. Он чуть не упал, оказавшись на улице. В глазах у него потемнело, ноги подкосились. Стеклянная бутылка чуть не выскользнула из рук. Сомнения исчезли, и на смену будоражащему азарту пришел самый настоящий страх: «Вон она, штука-то какая… Выпить не могу. Вот-те на, ядрёный корень».

         Сдав в очередной раз бутылку, он, задумавшись, поплёлся домой неспешным шагом. Продавщица Ира встретила его истерическим хохотом и после его ухода поспешила закрыть магазин. Дома Николая Степановича ждала обеспокоенная супруга: «Где ты так долго был, Николай?» «Да, вот, Галька, представь себе, пить больше не могу. Ну, ни грамма». «Хорошо бы, чтобы на тебя ещё что-нибудь упало и ты курить бросил». Николай Степанович посмотрел на жену выпученными глазами и пошёл в спальню.      

                                                                            

                                                                          Часть 3    

           Долго он ворочался и не мог уснуть от всего пережитого, мысленно сопоставляя всё происшедшее. Поднявшись с кровати, включил в комнате свет, взял с тумбочки газету. На развороте крупным шрифтом было написано о том, что в их городок сегодня прибыли мощи святой Матроны Московской и что будут они находиться в течение нескольких дней в кафедральном соборе. Николай Степанович понял, что ему надо делать.

          Рано утром он поспешил в храм. Территория возле него уже была оцеплена длинной очередью. У многих людей в руках были цветы. Ему пришлось простоять несколько часов, прежде чем он смог попасть в церковь. Погода была очень жаркая, но внутренний настрой придавал силы. Влекомый народом, Николай Степанович приложился к ковчегу с мощами и поцеловал икону святой Матроны. Всё произошло слишком быстро. Ему от этого прикосновения к святыне хотелось почувствовать что-то особенное. Что именно, ему было неясно. Подойдя к выходу, он ненадолго остановился и оглянулся назад. Неожиданно к нему подошла незнакомая женщина и протянула большую охапку ярких цветов: «Вот возьмите, это вам букет от Матронушки на память». Всегда невозмутимый Николай Степанович стал утирать внезапно хлынувшие слезы.    

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика