• Регистрация
МультиВход

Командировка в скорбь

   Вообще-то их было две, следовавших одна за другой. Но для меня обе ко-
мандировки в районы, прилегающие к полигону, слились в одну. И было нас в тот момент трое – я, водитель УАЗа-«таблетки» Антон Иванович Нетруненко
и… сама Смерть. Она не отпускала нас надолго, играла с нами, словно щенок с
мячиком. То давала немного передохнуть, а то обрушивала чужие несчастья на
наши головы, отупляющие все чувства, бередящие совесть. Эта мрачная осо-
ба с равнодушными провалами вместо глаз, не знающими слёз, встречала нас
почти в каждом селе, деревне, ауле, посёлке. Она стояла где-нибудь поблизо-
сти, когда я заходил в дом, и молчала выжидающе. Просто напоминая о себе.
Чтобы не забывали. А мы и так не забывали. Антон Иванович прошёл фронт, а
я по роду своей деятельности уже видел, как люди уходят в инобытие. Только
в ту командировку их было слишком уж много – ушедших и уходящих.

 

Моральный аспект


   Сектор в Курчатове – место примечательное. Вход, как и почти везде, – попропускам. Миновав проходную, оказываешься в городке внутри городка. Деревья вдоль дорожек, удобно расположенные здания – без выкрутасных изысков в архитектуре, но и не безликие. Большинство из них построено ещё при Сталине.


Времена меняются


   Ещё до обеда нагнало тяжёлые, почти чёрные тучи. А к вечеру началась сущая свистопляска. Буран в степи – гость хоть и привычный, но не слишком желанный. Я вышел из здравпункта раньше обычного, пока впереди ещё можно было хоть что-то разглядеть. Мой путь лежал в столовую, где мне предстояло оценить санитарное состояние и проверить качество продуктов.

Всё секрет и ничего не тайна


   Про режим секретности мы знали не понаслышке. Даром, что ли, подписку о неразглашении давали. Причём хранилась она не только на бумаге. У тебя создавалось полное впечатление, будто бы на некую важную дверцу в собственной душе навешивался маленький, но крепкий замочек. Поначалу это как-то мешало, особенно человеку открытому, каким был я. Иногда так хотелось рассказать друзьям и знакомым о своей новой жизни, но замочек под названием «государственная тайна» надёжно держал дверцу. А потом ничего, привык. И дело тут было вовсе не в страхе наказания за «разглашение». Просто включалось нормальное чувство долга. 

Дорога к Берегу

   Есть особый тип женщин, внешне совершенно неприметных. Они вовсе не серые мышки, а просто слегка зациклены сами на себе. Как будто с ног до
головы покрыты сдержанной патиной повседневности и скромности. Однако стоит внимательно и с участием посмотреть им в глаза, как патина тут же
пропадает, черты личности обретают ясность и резкость, словно проявленный фотографический снимок. Для медика очень важно уметь правильно встретиться взглядом со своим пациентом. Впрочем, не только для медика.

Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика