• Регистрация
МультиВход

Шуша

Несколько месяцев в году живём мы в пригороде – на даче. Дом расположен вблизи железной дороги и платформы. И всё же здесь тихо, особенно осенними месяцами. Живём мы под крышей – наша небольшая комнатка обставлена кое-чем: старая оттоманка, на которой спит Юлятка, деревянный настил на низких козлах с матрацем, набитым сеном, где сплю я, пара стульев и наспех сколоченный столик – впрочем, мы здесь только проводим ночи.

Это было осенью. В сентябре ночи очень тёмные, в комнате слабо мерцал огонёк от масляной батареи – сухо, тепло и уютно. Юлятка тихонько посапывала, а мне не спалось. Вдруг слышу лёгкий скрежет когтей по крашеному полу – совсем близко, буквально рядом со мной. Я замерла и прислушалась: царапающие шажки, лёгкие, но как будто припадающие. Создавалось впечатление, будто кто-то гуляет по нашей комнате. Когда шаги приблизились ко мне, я сказала – «кышш» - и всё сразу замерло. Может, показалось? И я стала ждать. Через некоторое время шажки заскрежетали снова, но, когда я повернулась и подо мной заскрипел деревянный настил, всё снова замерло. Так повторялось часто – почти каждую ночь. Я решила, что надо с кем-нибудь поделиться и рассказала за обедом про странные звуки. Никто не принял этого всерьёз:

- Зажги свет и посмотри, – сказала мама.

- Не-ет! А вдруг я её увижу! – все засмеялись. И тогда я нашла союзника в Юленьке. Каждый вечер, ложась спать, она спрашивала:

- Ну что, идёт?

- Нет, ещё не пришла, засыпай спокойно – утром всё расскажу, – отвечала я.

Юлятка засыпала, а утром, не успев разлепить глазки, спрашивала:

-Ну, как? Она гуляла? Как она гуляла?

- Гуляла, опять гуляла, грелась у батареи и прохаживалась по комнате, – отвечала я.

-А кто это ходит, мамочка? А вдруг это волк?!

- Да нет, это не волк, не бойся! Это мышь, летучая мышь, – неожиданно для себя самой, ответила я.

И всё вдруг сразу прояснилось: да это же летучая мышь, у неё маленькие когтистые лапки и шёлковые перепончатые крылья… Одно крылышко явно повреждено, и когда мышка гуляет – когтистые лапки скребут, а крылышко приволакивается. Теперь, когда объект был так чётко определён, звуки перестали тревожить меня по ночам.

Я свыклась с мыслью, что мышь живёт у нас, что днём она спит, зацепившись лапками за перекладину под кроватью, висит наша мышка, вся закутанная в крылья-одеяло, и никто не видит этот «шёлковый» мешочек.

В конце октября мы уехали в город и, как водится, забыли про эту историю.

     Прошёл год, откатилось очередное лето, и нас накрыл дождливый сентябрь. В тот вечер я поздно поднялась наверх, Юля давно уже спала. Разделась в темноте, сняла с батареи разогретое одеяло и укуталась в него – стало тепло. По крыше барабанил дождь – только бы спать и спать, но мне не спалось.

Вдруг слышу – передвигается кто-то по полу, всё опять замерло во мне. Лежу тихонечко прислушиваюсь, а она гуляет. Вот в ту ночь я и дала ей имя: Шуша.

Утром моему и Юлечкиному восторгу не было предела! С нами в комнате жила Шуша! Совсем не было нам обидно, что мы не видели её, зато мы твёрдо знали, что она есть: что днём Шуша висит под моей кроватью вниз головой и похожа на серенький мешочек, а ночью она гуляет по нашей комнатке и греется у батареи.

Как-то за обедом мне опять захотелось поделиться новостями, тем более, что Юлятка, хоть и не слышала и не видела Шушу, но охотно подтверждала, что в комнате у нас живёт летучая мышь. Нам и верили, и не верили: в результате на чердаке появилась мышеловка. Дедушка «зарядил» её сыром, он думал, что по дому гуляет обычная крыса или мышь.

Мы посмеивались над мышеловкой, ведь Шуша живёт у нас в комнате, а мышеловка стоит у лестницы. Однажды сыр был съеден, но никто не попался. Вечером дедушка зарядил мышеловку опять. Той ночью я по привычке уже не засыпала до тех пор, пока не услышу Шушу, и вот, когда послышались её шаги, и я стала проваливаться в сон, раздался резкий щелчок и всё замерло. У меня остановилось сердце, потом бешено застучало и кровь забила в висках, прошло некоторое время, прежде чем я поняла, что это не выстрел, что это не мышеловка захлопнулась, а просто сработал предохранитель батареи.

Шуша заскребла лапками снова, и я постепенно успокоилась, но меня не оставляла мысль о мышеловке, ведь кто-то съел сыр?! Шуша, тебя могут убить! Я засыпала с этой тревожной мыслью. Утром сыр в мышеловке остался нетронутым.

Дедушка всегда привязывал к мышеловке верёвочку для того, чтобы, если попадётся мышь или крыса, брать мышеловку не руками, а выносить за верёвку. И вот теперь, как только дедушка ставил у нас мышеловку, мы лезли наверх и привязывали её к бельевой верёвке – теперь туда никто не сможет угодить.

            Погода наладилась. Стояла настоящая осень, блистающая своей красотой в низких лучах солнца. Мы с Юленькой стали ходить по грибы – искали по вырубкам семейки осенних опят и радовались, когда находили конопатые и весёлые грибочки в нежных юбочках. Набирали полную корзинку и возвращались домой.

И в лесу и дома – разговоры, разговоры… Помимо всей прочей болтовни, беседа то и дело заходила о Шуше. Если Шуша – летучая мышь, рассуждали мы, то она может быть и вампиром! Она может укусить и пить кровь! Мы с притворным страхом смотрели друг на друга, но никакого страха не было, она же не укусила нас ни разу, а ведь мы знаем её уже второй год!

            В саду шёл сбор яблок. Яблоки были красивые, душистые и очень вкусные – их было так много, что решено было разложить их наверху. По дому разносился запах антоновки и наш весёлый смех. Вдруг Юлятка зашептала:

- Тише, тише мамочка, а то Шуша проснётся, она ведь днём спит… Затем добавила многозначительно:

- Давай посмотрим под настил – висит или нет?

- Давай посмотрим, только темно там, можно не увидеть, - отвечаю я.

Она с любопытством и удивлением заглядывает – глаза большие, серые, пытливые, и я спрашиваю:

- Ну что? Висит?

- Дааа, висит и спит, - серьёзно говорит Юленька и добавляет:

- Вцепилась лапоньками в жёрдочку и спит себе сладко. А ты, мамочка, можешь на неё ночью посмотреть – включи только свет и увидишь!

- Хорошо, посмотрю, если спать не буду…

Шуша, никогда я не включу ночью свет, когда ты не спеша прогуливаешься по нашей комнате. Я тебя не боюсь, но тревожусь, что испугаешься ты! А вот чего я боюсь на самом деле - это то, что тебя нет…

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика