• Регистрация
МультиВход

В первый раз

Едва успев окончить школу, я потеряла зрение. Долгое время мы пытались различными способами вернуть мне возможность вновь видеть окружающий мир, но всё было безрезультатно. Очередная операция была назначена на конец 2007 года.

В самый разгар Рождественского поста, в один их морозных декабрьских дней врачи должны были совершить чудо и попытаться сохранить правое глазное яблоко. Но я всё равно надеялась: вдруг после этой операции я прозрею.

Операция, слава Богу, прошла успешно. Мне наложили шов, который через четыре месяца должны были снимать. Врачи назначили целый перечень лекарств, в том числе антибиотики и противовоспалительные препараты, необходимые во время реабилитационного периода. Запрещено было умывать лицо водой и даже мыть голову. Нельзя было, чтобы капли воды случайно попали в глаз, вызвав воспаление. Как мне надоели больничные кровати, запах процедурного кабинета, осмотры врачей и бесконечные уколы! Я тогда ещё не была прихожанкой православного храма, скорее обычной посетительницей, измученной физически и духовно.

И вот однажды в одном из православных журналов, случайно попавшем нам в руки, моя мама прочитала статью о преподобном Серафиме Саровском. Кое-что мы и раньше слышали о батюшке Серафиме. Что он помогает людям, пребывающим в унынии, печали, скорбях, в телесных и душевных немощах. Мне захотелось, во чтобы то ни стало, приложиться к мощам преподобного, но где находятся его мощи, и как добраться до того места, в журнале написано не было. Тогда мы пошли в храм, чтобы узнать, куда нам нужно ехать.

Батюшка рассказал, как добраться до Серафимо-Дивеевского женского монастыря, порекомендовал, где нам лучше остановиться, и благословил новоиспеченных паломников на это путешествие.

От Москвы до Дивеево - часов шесть на поезде. Мы с мамой купили билеты и поехали. Нас провожал лёгкий январский холодок. Утром мы прибыли в Арзамас. Из поезда сонные, но увлеченные предстоящим паломничеством, мы спрыгнули на обледеневший перрон. Мороз начал быстро щипать наши носы. Бегом на автостанцию! А там – километров шестьдесят и мы в Дивеево… Замершее автобусное стекло, а за ним – настоящая крестьянская Россия! Небольшие покосившиеся избушки, разбитые дороги и сопровождающее нас во время всего путешествия веселое нижегородское оканье наших попутчиков. Доехали! Дивеево! Мама схватила в одну руку нашу сумку с вещами, а в другую – меня. «После операции ещё даже месяца не прошло, а я с тобой в какое-то Дивеево поехала», - начала роптать мама. – Здесь от холода зубы стучат».

Слава Богу, батюшка Серафим всё управил! По его молитвами Господь послал нам и кров, и тепло, и помощников. Троицкий собор, в котором находятся мощи преподобного, был полупустым. Людей было немного. Нам сказали, что так будет недолго. К пятнадцатому января на праздник батюшки Серафима приедет очень большое количество паломников. Храм будет переполнен. Нам говорили: «Пользуйтесь моментом. На службах побывайте, по канавке Царицы Небесной с молитвенным Богородичным правилом пройдите. Окунитесь в источник преподобного Серафима, несмотря на суровый, почти тридцатиградусный мороз». Я была серьезно настроена на окунание в святом источнике. Господь дал силы и вразумил на нужные слова убеждения моей мамы, чтобы она согласилась вместе со мной съездить в Цыгановку, где и находится источник. Монастырский транспорт туда каждый день в назначенное время возит паломников. По дороге к источнику мы познакомились с паломницей Ириной, которая, как оказалось, приехала в Дивеево на том же поезде, а дальше на том же автобусе, что и мы. До этого дня я ни разу в своей жизни не окуналась в святом источнике. Укутанная платком и шалью, в тёплом полушубке, с послеоперационным швом на глазном яблоке, я приехала окунаться в ледяном святом источнике преподобного батюшки Серафима. Мама попросила Ирину зайти в купель вместе с нами. Та сказала, что сама будет окунаться и поможет мне, когда я буду заходить в воду, а мама должна будет подать мне руку в момент моего выхода. Автобус прибыл в Цыгановку. Все стремительно побежали окунаться, подбадривая себя молитвой. Вскоре и мы зашли в купель и словно бы очутились в хрустальном замке. Скользкие обледеневшие поручни, морозный воздух, но самое главное - капли с выходящих из воды людей моментально замерзают, превращаясь в настоящий ледяной холм, который надо преодолеть, чтобы окунуться в источнике.

Я стояла на ледяном полу в одной рубашке и крестилась. В конце концов я собралась с силами и попросила: «Ирина, подайте мне, пожалуйста, руку. Давайте пойдем! Батюшка Серафим, моли Бога о нас!». «Куда пойдём?» - воскликнула Ирина. «Вы обещали мне помочь окунуться. В источнике ведь глубина воды выше человеческого роста. Нужно, чтобы я не поскользнулась, не упала, не утонула». Ужас в голосе Ирины говорил о том, что она передумала мне помогать. Потрогав своей рукой холодную воду, она решила, что сил ей хватит только на то, чтобы окунуться самой. Я её понимала… «Ирина, помогите мне, прошу Вас. Я с легкостью могу соскользнуть. Ведь я ничего не вижу. А так хочется выздороветь! Может быть, Господь помилует меня, и я окрепну. Благодать Святого Духа посетит и исцелит мои немощи. А вдруг прозрею!» «Я не пойду, - твердо сказала Ирина. – Иди сама». Моя мама воскликнула: «Ирина! Она сорвется! Утонет! Вслепую идти тяжело в такую холодную воду». «Сорвется? Утонет? На всё воля Божия. Здесь умрёт, так здесь». Не знаю откуда, но тогда меня посетили слова, которые я смогла вымолвить вслух: «У меня не стоит шекспировский вопрос: быть или не быть? У меня стоит вопрос: жить или не жить? И я пойду». Я перекрестилась, помолилась и о-о-очень глубоко вздохнула, как будто попыталась вытянуть воздух из самых небес, чтобы он наполнил мои мышцы и придал сил. Положив руку на ледяной поручень, я переступила через глыбу намёрзшей воды.

Каменный холод!!! А нужно зайти и три раза окунуться с головой! Пальцы ног уже в воде. Как же дальше быть? Очень холодно! Вдруг сзади на меня легла рука. Это была рука Ирины. «Пойдём, я помогу тебе! Всё получится! Ты окунёшься! Молчи! Пойдём!» Нечеловеческими силами тогда я зашла в воду. Забыв о всех рекомендациях врачей и даже о том, что мне нельзя допускать малейшего соприкосновения с водой, как будто все эти наставления остались где-то там: в амбулаторной карте, на бумаге. А передо мной была совсем другая жизнь. Настоящая жизнь! «Раз! Два! – считала Ира каждое мое погружение. - Три!». В последний раз она положила мне руку на голову и помогла поглубже уйти под воду, чтобы я окунулась полностью, чтобы не оставалось не погруженной в святой источник ни одной клеточки тела. Мама помогла мне подняться по ступеням. Слепые глаза, уши, водой заполненные, прилипшая ледяная рубашка к телу и – счастливая улыбка на моём лице! Ко мне не вернулось зрение, но ещё три месяца я ходила со швом, не используя ни одного из назначенных мне противовоспалительных препаратов. Глаза были чистые, словно прозрачное стекло! Врач порадовалась за меня. Сказала, что операция прошла хорошо, осложнений не было. Только не знала она, что не было и лекарств. Была вера. Сейчас я понимаю, что человеку нельзя дать всё сразу. Возможно, в тот момент я могла прозреть и тотчас увидеть окружающий меня мир. Но не было бы духовного спасительного пути.

Человек должен страдать и внутренне трудиться над собой, потому что уже здесь, на земле, в своей собственной душе, мы обретаем Царствие Божие. Ведь Сам Господь нам об этом говорил: «Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17,21). С упованием и верою в милость Божию человек может преодолевать любые жизненные преграды. Истинно, люди раскрываются и формируются духовно в сложных ситуациях. Так и проверяется и укрепляется их вера. Сидя дома за чашкой горячего чая рассуждать о высших материях легко. Отчетливо я поняла это у источника преподобного батюшки Серафима. Слова Ирины, что на всё воля Божия, тогда были не шуткой, а самой настоящей реальностью, и её отказ помочь мне был лишь проверкой для меня свыше. И стоило мне сделать первый шаг навстречу Господу, как тут же Он подал мне руку помощи. Наверное, рано мне ещё прозревать! Наверное, моя зависимость от рук других людей необходима и им, и мне, чтобы мы дружно вошли в Царствие Божие с такой же улыбкой, с какой я выходила из святого источника батюшки Серафима, но на всё воля Божья. Только ему известен мой путь. Поживём - увидим.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика