• Регистрация
МультиВход

Галя

Памяти Галины Ивановны Белоусовой

Она ушла из жизни так неожиданно, что знавшие её до сих пор не могут в это всерьёз поверить. «Сгорела» от онкологии всего за два с половиной месяца и ушла в лучший мир. Знаю, там ей хорошо, она заслужила хорошее всей своей доброй и чистой жизнью.

Но душа моя тоскует по моей дорогой подруге, я вспоминаю её всё время и молюсь о упокоении её светлой души.

Жизнь свела нас совершенно случайно. Хотя, кто знает… Философы говорят, что случайность – это непознанная необходимость, а верующие в Бога знают, что на всё Его воля…

Два с половиной года назад мне привелось быть на поминках, где поминали мою дальнюю родственницу. Поминки проходили в кафе, зал которого был освещён таинственным голубоватым светом. Народу было много, но я почти никого не знала и сидела молча. Вскоре ко мне подошла племянница усопшей и спросила, как дела. Я быстренько рассказала ей, что моя новая книжка почти готова, но нет денег на её издание и что подключила Интернет, но пока не умею им пользоваться, и мой компьютер работает умненькой пишущей машинкой.

- Так вы – мой человек! – вдруг воскликнула сидевшая напротив меня женщина.

Я взглянула на неё. На меня доброжелательно смотрели весёлые и умные чёрные глаза. Женщина была где-то моего возраста. Красивая, яркая, черноволосая, полненькая, одета была без особых претензий на шик, но всё на ней сидело ладно. Увидев мой вопросительный взгляд, она сказала:

- Я преподаю информатику в колледже и ещё веду обучение в заочной Интернет-школе. Приходите, я стану Вашим куратором в этой школе и быстро обучу Вас работать в Интернете. Первый курс в школе бесплатный, а дальше – платное обучение. Но это – по желанию. Курс начинается в декабре, приходите прямо в колледж, спросите Галину Ивановну Белоусову.

- А я тоже Ивановна, только Вера!

Вот так мы познакомились. В начале декабря в назначенный день я отправилась в Морской рыбопромышленный колледж, где преподавала Галина Ивановна. В этот день выпал первый снег, слегка подтаял, и идти по нему было страшновато, особенно мне с моей подбитой спиной. Но я мужественно доползла до колледжа. Он находился на берегу Волги, перед ним открывалась ширь речного белого покрова. Я полюбовалась красотой и шагнула в проходную колледжа. И вот тут-то испытала настоящий ужас: пол в проходной, широкий двор и ступени, ведущие в здание, были выложены скользкой плиткой, на которой устоять – это просто подвиг. Но мне повезло: из проходной выбежал мальчишка-курсант, подхватил меня под руку, и с его помощью я проскользила по всем опасным плиткам и вползла на крыльцо. Дальше всё уже было проще, я легко нашла аудиторию компьютерного класса и предстала перед своей наставницей. Занятия уже окончились, курсантов в комнате не было. Аудитория была довольно просторная, по стенам стояли штук двенадцать столов с компьютерами, на стене висела интерактивная доска. За парой столов сидели две женщины и что-то делали на компьютерах, а за центральным столиком расположилась сама Галина Ивановна.

Усадив меня за один из компьютеров, она стала мне объяснять, как зарегистрироваться в заочной школе, а сама время от времени подходила к тем двум женщинам. Они оказались библиотекарями колледжа и тоже занимались в Интернет-школе.

- Считывайте картинки, они вам понадобятся для презентации, - командовала им Галина Ивановна.

И снова меня охватил ужас, на этот раз смешанный с восхищением. Господи, какие умные люди, сколько они знают! Делают какие-то презентации, считывают что-то из Интернета… А я никак в толк не возьму, что такое логин и пароль. Но вскоре мои страхи испарились, как астраханский снег. Галина Ивановна оказалась классным педагогом, она сумела вложить в мою замороченную головушку азы компьютерных познаний в первый же день занятий. Оказалось, что занятия на первом курсе Интернет-школы длятся всего 21 день, и за это время надо выполнить кучу заданий – почти по одному в день. А для начала надо ответить на ряд вопросов. Вопросы были довольно дурацкие, но моя наставница пояснила мне, посмеиваясь, что таким образом начальство школы прощупывает кредитоспособность учащихся. Ну, на мой счёт-то они просчитались по первому классу! Кредитоспособность – ноль, и в ответ об электронном кошельке я честно ответила, что такового не имею, т.к. нечего в него положить. Другие вопросы были не менее забавны; на вопрос, как бы я предпочла плавать в бассейне – вдоль или поперёк дорожек, я покаялась, что никак не поплыву из-за судорог в ногах при плавании. И т.д., и т.п. Галине Ивановне мои ответы пришлись по душе; в дальнейшем я высоко оценила её блестящее чувство юмора. А пока, окончив первый урок, мы вместе, крепко вцепившись друг в друга, проскользили по двору колледжа и дошли до остановки маршруток.

На следующий день я снова пришла в колледж – на второе занятие. Приятно удивили проложенные по двору колледжа и на ступенях входа специальные дорожки. Придя чуть раньше, я наблюдала, как курсанты облепили стол моей наставницы, и она принимала у них выполненные задания, разговаривая с ребятами просто и уважительно. После их ухода мы занялись выполнением моих заданий. Библиотекари больше не появлялись, у них «не хватило пороху» на столь сложный курс. Жутко трусила и я – в моём возрасте учиться всем этим компьютерным тонкостям было невероятным нахальством. Но моя наставница сказала мне:

- Ничего, я помогу, а кое-какие задания сделаю сама.

На том и порешили. Как-то очень быстро мы перешли на «ты» и стали называться просто Галей и Верой. Устав заниматься, мы бегали в столовую для педагогов, где выбор блюд был невелик, но сделано всё было просто и вкусно. А потом мы вместе шли до остановки маршруток и рассказывали друг другу истории из своих жизней. Многое было в наших судьбах похоже. Обе – девочки из интеллигентских семей, обе отлично учились в школе и окончили «музыкалку» по классу фортепиано. Галя в двенадцать лет лишилась мамы, мне было четырнадцать, когда погиб папа. Обе мы обожали читать хорошие книги; правда, тут мы несколько отличались друг от друга. Прочитав хорошую книгу и найдя в ней упоминание о других книгах и авторах, Галя шла в библиотеку, добывала этих авторов и читала их. Я сроду не обладала такой высокой организованностью и читала только то, что по душе. Математику любили мы обе, но у Гали это вылилось в обучении такой профессии, а мне больше по душе были история, литература и черчение. Так что моей первой профессией стало конструкторское дело, связанное с черчением. В дальнейшем и Галя, и я работали на больших предприятиях, так что и тут мы прекрасно понимали друг друга.

Занятия, между тем, шли своим чередом, надо было делать задания и в воскресные дни, и мы с Галей побывали дома друг у друга. Старинный дом позади площади Ленина был когда-то рыбацкой гостиницей. Купив квартиру в нём, энергичная Галя сумела достроить там веранду, соорудить в квартире с высоченным потолком второй этаж и обустроила ванную комнату и кухню. Мне понравилось, что жила она так же просто и скромно, как и я, не обращая особого внимания на бытовые изыски в квартире. Чистенько, да и ладно! Её сын со снохой купили себе квартиру неподалёку от Гали, а внучка на стене Галиной прихожей написала цветными фломастерами пожелание бабушке всего хорошего и закончила: «Галина навсегда!» по-английски. Но жила Галя не одна; меня встретили две любопытные кошачьи мордочки; кошка Лушка и её дочка Блэки были уже старенькими – 16 и 14 лет. Обе они поразили меня своей необычной расцветкой. Блэки была этакой чёрной пантеркой с рыжеватым подпушком, а её мать была серебряного цвета. Да, да, белый цвет, равномерно перемешанный с черно – серым, создавал именно такое впечатление, и я при виде Лушки невольно воскликнула:

-Ой, серебряная кошка!

-Да она к лету перелиняет и будет просто белой, - уверила меня Галя. – А каким чудесным котёнком была!

Словом, и тут мы совпали, обе любили кошек. Вскоре и Гале представился случай познакомиться с моим котом Васькой. Правда, в отличие от Лушки и Блэшки, Васька себя гладить чужим не позволяет, и Галина попытка сделать это не увенчалась успехом. А Галины киски позволяли мне потрепать их по головке, а потом садились ждать, не перепадёт ли что со стола во время людского обеда. А мы с Галей, подзакусив, садились за компьютер, и я под её присмотром делала очередное задание. Порою мне было трудновато понять, что требуется сделать, и тогда Галя говорила:

-Значит, так, доставай тетрадь и ручку, я диктую.

И она коротко и ясно раскрывала, как управиться с заданием. А я не переставала восхищаться её глубочайшими познаниями по компьютерным вопросам и способностью просто и ясно объяснить любую сложность в этом деле. Так что учёба у меня пошла: я научилась рисовать с помощью компьютерной мышки, считывать картинки в Интернете и делать из них презентацию и ролик. Правда, парочку заданий Галя сделала за меня сама, т.к. я возилась бы с ними долго, а курс в школе уже кончался. А вот интересно, как справлялись те, у кого рядом не было такого блестящего педагога? Мне повезло, и по окончании курса я получила в компьютерной форме диплом и несколько грамот. Можно было продолжить обучение, став куратором, как Галя, но разве я могла бы так работать в Интернете, как она? За привлечённых в школу учеников Гале платили какой-то условный мизер, она занималась этим скорее для удовольствия и расширения своих познаний.

А я, подружившись с Галей, стала подыскивать ей новых учеников. Вскоре одна из моих подруг, давно умевшая работать на компьютере, решила подучиться. Почему-то ей казалось, что после этого она сможет зарабатывать на бирже в Интернете. Конечно, я привела её к Гале, которая помогла ей зарегистрироваться в Интернет-школе, после чего растолковала потенциальной бизнес-вумэн, что бирже просто требуются лохи, которых там обирают до нитки; чтобы заработать там, нужно многое знать об этом бизнесе. После чего интерес к Интернет-школе у моей приятельницы угас. Но не пропадать же добру! И мы с Галей решили, что под именем Елены школу снова пройду я. Так и сделали, тем более, что по второму разу мне было уже легче, Галя уже многому меня научила, и я снова получила диплом и грамоту за забавную презентацию, но уже числясь Еленой.

По окончании Интернет-школы мы с Галей продолжали встречаться, чаще у неё, иногда у меня. Галя всё время была полна разных планов и идей, которые она обсуждала со мной. Так уж получилось, что переехав в Астрахань четверть века назад, работая со многими солидными учреждениями, она не завела подруг-ровесниц. Дружила она только с моей родственницей Мариной, которая моложе Гали на 20лет и с которой они долго работали вместе. Была у них ещё одна подруга, старше Гали лет на десять, которую они часто навещали. А вот ровесниц не было, поэтому Галя с радостью общалась со мной, делясь своими радостями и горестями, как и я с ней. А для меня общение с ней было истинным подарком небес. Как раз перед нашим знакомством я испытала огромное потрясение: меня предали сразу две подруги, с которыми я внештатно сотрудничала в областной газете «Волга». Писала я разные материалы ничуть не лучше их, и для меня осталось загадкой, за что они мне так позавидовали. Но сплетни, заклубившиеся вокруг меня, злоба и предательство привели меня в отчаяние. У меня начало даже всерьёз болеть сердце. И тут Господь послал мне Галю, и общение с ней стало для меня лучшим лекарством и утешением. Конечно, у меня есть и ещё подруги, все они знали о моём горе и утешали меня, как могли. Но именно Галя, сама того не зная, помогла мне выстоять и снова начать писать рассказы и очерки. Правда, Галя к моей писанине относилась без особого пиетета, она предпочитала читать великих авторов и честно говорила мне об этом. Меня это и не обижало; поклонников моих скромных стихов и прозы мне вполне хватает. А с Галей нас связывала чисто человеческая жажда общения, хотя я понимаю, что мне она была нужна гораздо больше, чем я ей. Моя любимая троюродная сестра Наташа жила в далёком Питере, связь с ней была чаще в письмах, т.к. Скайп у неё хронически не работал. В Астрахани был только троюродный брат Сергей, мы с ним очень дружили, но ведь не обо всём можно поболтать с парнем. Три другие подруги обременены семейными вопросами, и дел у них полно. А у Гали в её родном городе Глазове жили младшие сестра и брат, и она их обожала. С сестрёнкой Светочкой, которая была младше Гали намного и была дочкой её папы от второго брака, Галя связывалась по Скайпу почти ежедневно, горячо переживала за своих далёких родных и ездила на родину ежегодно. Была у неё в Глазове и любимая подруга детства. Так что дружбы ей вполне хватало, и общение со мной было для неё скорее лёгким и необременительным приятельством, чем дружбой. И всё же мы общались часто и с удовольствием, и я с радостью слышала в телефонной трубке её чуть хрипловатый, тёплый голос:

- Добрый вечер, Верочка, как дела?

- Здравствуй, Галечка!

После чего мы рассказывали друг другу, куда ходили, что делали, намечали нашу очередную встречу. Виделись мы почти обязательно раз в неделю, обедали вместе, чем Бог послал. В отличие от меня, Галя была прекрасной кулинаркой, и, приходя к ней, я встречала её у газовой плиты.

- Не отвлекай меня, сейчас я закончу. Сегодня я решила приготовить…

И она называла очередное экспериментальное блюдо. Все они ей отлично удавались и были гордостью хозяйки. А я таскала тарелки с закусками на столик в комнате и садилась сторожить еду от кошек, старшая из которых так и норовила залезть на стол и не успокаивалась, пока не получала с него что-нибудь. Младшая кошка тем временем терпеливо ждала и тоже получала свою долю. А потом, немного отдохнув, кошки начинали драку между собой. Зачинательницей всегда была Блэшка, она злым взором следила за властной матерью, а потом, улучив случай, накидывалась на неё, получала в ответ парочку оплеух и успокаивалась. После чего кошки ложились спать; старшая забиралась под покрывало на кровати, младшая ложилась на широком подоконнике. Иногда диспозиция менялась… А мы с Галей сидели и беседовали, тем для разговоров было много; вспоминали, как работали на предприятиях, я рассказывала о своей работе в газете, Галя – о своих делах в колледже. Узнав, что у меня лежит готовая третья моя книга, которую не на что издавать и даже не на что сделать её макет, Галя поговорила с сестрой, связанной с издательскими делами. Правда, и там оказалось всё дорого. Но книжка всё же вышла, а перед её выдачей для создания макета Галя поработала над ней со мной, выстроив материал в нужном мне порядке. Конечно же, она получила эту книжку одной из первых, в книге была благодарность ей. Впрочем, не знаю, прочла ли она её… Мы никогда не говорили об этом, а я заметила, что книжка не была удостоена пребывания в туалете. Все любимые книги Галя читала именно там, и на стиральной машине лежали стопкой то стихи Бродского, то мемуары Шаляпина. Меня это всегда забавляло…

Но мои скромные литературные способности Галя использовала, когда надо было перевести её наукообразный труд на простой русский, доступный слушателям. У Гали было много всяких новаторских работ по преподаванию компьютерного дела, она получала за это всяческие удостоверения и дипломы. А репетировала она свои выступления передо мной, и я давала ей свои замечания, убирая излишнюю усложнённость в выступлении. Пару раз мы с ней делали совместные ролики – презентации. Одна из них была на тему, какие характеры у людей, любящих тот или иной цвет. Сначала Галя дала мне прочесть трактат на эту тему моей родственницы Марины, которая преподаёт психологию в университете. Трактат был полон специфических терминов и труден для непосвящённых.

- Прочла?, А теперь забудь это и прочти опрос, сделанный одной из кураторов Интернет-школы и переработай это в нечто юмористическое.

- Так я сделаю это в стихотворной форме!

- Вот и хорошо! И считай из Интернета картинки с юмором, мы их подложим к тексту. А может, и озвучить сможем.

Так мы и сделали. Я сочинила смешные стихи к каждому цвету и связанному с ним человеческому характеру. Удалось найти в Интернете соответствующие картинки, на них были и люди, и животные, а в конце, где речь шла о белом цвете, прелестный белый котёнок смотрелся в зеркало и спрашивал: «А кто же я?» Нам удалось и озвучить ролик. Тут нам помог Максим, сын моей школьной подруги Танечки. Я их тоже познакомила с Галей, т.к. Таня очень хотела помочь своему сыну. Парень попал за несколько лет до этого в автокатастрофу, и хотя он выжил и почти выздоровел, Таня решила усовершенствовать его компьютерные познания. Но, позанимавшись немного с ним, Галя поняла, что парень и так здорово в этом разбирается. Так что я начитала текст нашего юмористического ролика, Максим очистил и скорректировал звук, и ролик был выпущен в свет. В Интернет-школе он имел бешеный успех, нас Галей хвалили и поздравляли.

Спустя год мы сделали ещё одну презентацию - к 455-летию Астрахани. Я написала стихи, Галя добавила ещё пару своих строф и нашла прелестные фотографии для иллюстраций. Готовый ролик мы послали к празднику в администрацию города. Ответа мы не дождались…

А ещё мы написали письмо на финском языке. Галя сделала большую и важную разработку интерактивного класса «Наставник», с ней её пригласили на один из столь модных теперь старт-апов. Возглавлял этот семинар приехавший в Астрахань из Сколкова финн по имени Пекка. Фамилия его мне не запомнилась, а Галя, получив в подарок его книгу, решила ему написать по электронной почте. Она составила текст, где благодарила финна и называла себя бабушкой компьютерных ковбоев, т.к. была старше всех на семинаре. Компьютер перевёл текст с сокрушительно-смешными ошибками, конечно. А я, изучавшая когда-то финский по самоучителю, вооружилась сим самоучителем и словарём и привела текст в нормальный вид. После чего послание было отправлено. Судя по всему, Пекка впечатлился нашими стараниями, и спустя какое-то время Галя была приглашена на какое-то сборище в Сколково. Она отправилась туда вместе со своей новой молодой приятельницей Зеннат, которая тоже преподавала информатику и участвовала в различных семинарах. Поездка вышла отличная, интересная и увлекательная. Правда, самого Пекку они так и не повидали, но увидели много нового и передового, нафотографировались на фоне Сколковских строений, а Зеннат сумела даже приезд премьера Медведева заснять.

Галя вернулась, переполненная впечатлениями; особенно её впечатлил 3D-принтер, который из засыпанного в него материала печатал объёмные изделия. Она показала мне маленького осьминога и какие-то таблички, выполненные на этом принтере. После этого она стала мечтать закупить такой принтер для колледжа, а то и для себя лично, и производить на нём какие-нибудь сувениры. Тут она полагалась на мои способности скульптора мелкой пластики. Правда, в отличие от неё, я понимала, какая это дорогая затея: сам принтер купить-то можно, но стоимость материалов и электроэнергии съест все ожидаемые прибыли. Мы обе с ней были романтиками, только она безгранично верила в свои затеи, а я, в силу своего всегдашнего юмора, относилась к этому с неизменным скепсисом.

Пробить покупку 3D-принтера в колледже не удалось, и Галя дошла до приёмной президента в Астрахани с просьбой о финансировании. Естественно, бумагу оттуда спустили в колледж, директриса которого пришла в ярость и намекнула Гале на увольнение. Галя и сама хотела со временем оставить преподавание, но уйти вот так… Её заявление об уходе директриса радостно «подмахнула», и Галя стала вольным пенсионером. Конечно, она очень переживала эту несправедливость, но её оптимистичный характер не терпел творческой пустоты. И вскоре она занялась фотографированием окружающей её красоты на площади Ленина, на Лебедином озере, в парке возле статуи Алиева. Несмотря на перелом позвоночника в результате аварии, полученный ею когда-то, она была прекрасным пешим ходоком и гуляла на большие расстояния. Вот тут уж я жалела, что не могла составить ей компанию; со своей постоянной болью в спине я не могла позволить себе таких прогулок. Но Галя делилась со мной заснятой красотой, она оказалась талантливым фотографом, запечатлевала удивительно красивые виды в интересных ракурсах.

Однажды она рассказала мне, что к плавающим на глади Лебединого озера паре лебедей прибился ещё кто-то.

- Наверно, это гусь, ведь он серенький и меньше лебедей.

Но это оказался молодой, ещё не перелинявший лебедь. Мы с Галей сроду не додумались бы до этого, но нас просветили мои добрые друзья Жанна и Герман Русановы. Известный орнитолог Герман и писательница Жанна тоже познакомились через меня с Галей по Скайпу, и она их консультировала иногда по компьютерным заморочкам. А тут они проконсультировали нас. Галя показала мне фотографии, на них и вправду рядом со взрослыми плавал лебедёнок. По словам Русановых, это бывает: молодой лебедь прибивается осенью по неопытности к чужой стае. Галя с восторгом любовалась новой маленькой стаей и с азартом рассказывала, как лебеди плавали то друг за другом, то навстречу друг другу. Я так и слышу, как она с азартом описывает эти лебединые манёвры.

А потом Галя увлеклась Детским технопарком и стала там добровольным помощником–волонтёром. Преподавали в технопарке молодые ребята, истинные энтузиасты, работающие с детьми практически задаром. Вот там уже был столь любимый Галей 3D-принтер, собранный самими детьми и педагогами. Конечно, Галины познания и энтузиазм были им очень кстати. Однажды, в начале зимы Галя взяла меня с собой на презентацию детских работ. Это было очень интересно. Несколько групп, куда входили дети разного возраста, волнуясь и гордясь, представляли свои разработки. Две группы сделали компьютерные игры, в которых героем был не американский монстр, а забавный добрый герой, покоряющий планету, ищущий сокровища и всегда побеждающий зло добром. Другая группа сделала датчик для слепых, поднеся который к ценнику в магазине, можно было услышать цену. Мне больше всего понравилась работа самой младшей группы. Дети преобразовывали на мониторе разные фигуры и из них получали брёвнышки, окошки, крыльцо, а в результате вышла хорошенькая избушка, которая была заготовкой для мультфильма. Выступления детей поддерживали молодые педагоги, а под конец выступил руководитель технопарка и попросил родителей добыть хоть немного денег, т.к. всё вот-вот закроют за долги.

Я попыталась помочь им и сходила в редакцию «Астраханской правды», призвав коммунистов помочь талантливым детям. Ничего из этого не вышло; так же, как и городская администрация, коммунисты нашли кучу причин, чтобы отговориться. Технопарк и без них выжил, и на Восьмое марта Галя получила розу, сделанную детьми на 3D-принтере. Роза была плоская, прозрачная, но красивая.

Галя показала мне её при встрече в праздничные мартовские дни. Как всегда, она кое-что сготовила, но пожаловалась мне:

- Что-то есть совсем не хочется, и в животе что-то слева побаливает. Ты не знаешь, что у нас там?

- Кажется, селезёнка и сам желудок.

Впрочем, тут уж я была никудышным консультантом – терпеть не могла в школе анатомию, плохо знаю её и сейчас. Поэтому следовало обратиться к профессионалам. После праздников Галя отправилась к врачу, сдала всяческие анализы и даже глотала зонд с лампой на конце. Анализы крови делали что-то долго, а потом послали Галю в онкологию. Мы созванивались, как всегда, но подробностей она мне не говорила. А моя родственница Марина сказала, что при осмотре зондом в желудке обнаружены запёкшиеся сгустки крови. Вот тут мне стало плохо с сердцем; как потомок медиков я поняла, что это означает, и с этого дня я горячо молила Господа помочь Гале выстоять и выздороветь. Есть она так и не могла, и вскоре её положили в больницу на операцию. Так уж совпало, что в это же время оказались в больницах на операциях ещё две мои подруги, я истово молилась за всех трёх, а сама еле управлялась со своим сильно сдавшим сердцем. Галя мне по телефону сказала, ещё будучи дома:

- Ты ко мне не приходи, пока мне не станет получше.

- Галечка, да я и не взберусь к тебе на второй этаж, сердце еле тянет.

Она обеспокоилась:

- Сходи обязательно к врачу. Вот у меня сначала сердце прибаливало, а видишь, что вышло…

К врачу я не пошла, просто сил не было, но мне моя подруга Танечка, опытный медик, посоветовала, что пить, и через месяц я пришла почти в норму. К этому времени Галю уже положили в онкологию на операцию, и мы почти не созванивались, т.к. Галя не хотела беспокоить соседок по палате. Но всё же я позвонила ей.

- Ты ко мне сюда не приходи, здесь вход только по спецпропуску. Марина добыла такой, связывайся с ней.

И вдруг добавила:

- Утешать меня не надо…

Господи, да я и не смогла бы её утешить! От Марины я уже знала, что врач сказал, что может сделать только одно – удалить желудок. А как жить без него?

И снова я могла помочь Гале только молитвой, и я молилась, прося Господа о чуде. А позвонив Марине, узнала, что Галю выписали вскоре после операции. Стало понятно всё… Я боялась побеспокоить её, а она просила пока не приходить. Вот будет получше, тогда… Врач посулил ей полтора года жизни, она в это верила, только сетовала, что сын Лёша никак не наладит её питание. А Лёша знал правду: его мать умирала от голода, так и не могла ничего есть. Я переживала всё это с такой силой, что на меня напал на нервной почве радикулит. Я позвонила Гале, покаявшись, что не могу её навестить. В ответ я услышала её еле шелестящий голос:

- Мне не до визитёров… Скоро Светочка приедет…

Через день она умерла. Сестра Света опоздала всего на четыре часа.

На похороны я отправилась, начинённая противорадикулитными уколами и обклеенная пластырями. Было больно и странно видеть в гробу Галю, так любившую жизнь, так деятельно и ярко проживавшую её. Похоронили её на кладбище в Приволжье, совсем недалеко от могилы моего троюродного брата, умершего за полгода до Гали. На поминках я познакомилась с Галиной сестрой Светой. Я обещала ей написать о Гале. Не сразу у меня нашлись силы сделать это… У меня и теперь звучит в ушах Галин такой родной, чуть хрипловатый голос. В одном из последних разговоров с нею я рассказала, что одна из предавших меня в газете «Волга» подруг пришла ко мне, попросила прощения, и я её простила.

- И хорошо сделала, ведь жизнь такая короткая, - сказала мне Галя   тихим голосом. И вправду, её жизнь оказалась такой неожиданно короткой. Но дай Бог каждому из нас успеть сделать столько хорошего, сколько успела она! Покойся с миром, Галечка! Мы, знавшие и любившие тебя, молим Господа за упокой твоей светлой души. И прости, дорогая, если что не так…

 

 

                                                                     14. 06. 2016 г.  

 

 

 

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика