• Регистрация
МультиВход

Абсолютно счастливый пенсионер

            

      - Вот ты пишешь в газету, вот и напиши эссе «Абсолютно счастливый пенсионер»!

         - И где же ты видел такого?

         - Это я и есть!

         Все с интересом взглянули на Мишку. В его двушке на пятом этаже старого

панельного дома собрались одноклассники. Всем под семьдесят, все на пенсии, золотом не обсыпаны, жизнью не заласканы. А тут Мишка Махалкин декларирует такое… И кому? Своим одноклассницам – двум Ленкам – Ивановой и Атамановой - и Надюшке Ермаковой, от которой и требует написания эссе. Чудак Мишка! Эссе – это ведь небольшое и необременительное исследование на необязательную тему. Вряд ли Мишке ведомо такое определение. Хотя он и человек высокоокультуренный, но его интересы лежат в области музыки и живописи. Ну, и любимое детище – отремонтированная своими руками квартира. Евроремонт сделан на полную катушку: красивые пластиковые обои, подвесные потолки, обитая деревянными планками стенка с шикарно прикреплёнными к ней всяческими магнитиками. Мишка и зазвал к себе одноклассниц, чтобы похвастаться евроремонтом. До этого сроду одноклассников к себе не приглашал, а тут вот расщедрился.

          Надо сказать, что их класс , 8-й «Б», вообще никогда после окончания учёбы вместе не собирался. Да и не дошли они все вместе до конца учёбы. Тут уж отчаянный любитель новшеств Никита Хрущёв постарался – ввёл одиннадцатилетку и профессиональную ориентацию в старших классах. Почти никто в 8-м «Б» не захотел обучаться на шофёров и воспитателей детских садиков, и все разбрелись после восьмого класса в разные техникумы и училища. Мишка поступил в «мореходку», Надя – в автодорожный техникум, Лена Иванова                        ушла в медучилище, Лена Атаманова - в рыбный техникум. Да и остальные одноклассники тоже ушли кто в «Пед», кто в «Мед», кто в «Рыб», а кто в другие школы с математическим уклоном. Так и вышло, что растеряли школьную дружбу. Правда, отдельные школьные товарищи поддерживали связь друг с другом и узнавали об одноклассниках друг по дружке. Стала врачом Лена Иванова, вышла замуж и уехала с мужем на его родину. Атаманова Лена окончила институт и стала биологом. Мишка стал моряком и объездил весь мир. А Надя стала конструктором в закрытом НИИ, всю жизнь была «невыездная», а после выхода на пенсию начала писать в газету. С обеими Ленами она дружила ещё в школе, была свидетелем на свадьбе у Лены Ивановой – соседки по двору, а после её отъезда дружила с Леной Атамановой, работавшей биологом в грозной организации «Роспотребнадзор». Встречались они не часто, но перезванивались и всё знали друг о друге. А Мишка был в детстве соседом этой Лены и тоже перезванивался с ней. Узнав, что Надя стала журналистом, прочитав её статьи, Мишка удивился, позвонил ей.

-Как же так! Ты ведь всегда была серой мышкой! Откуда всё это?

Надя от всей души позабавилась его наивной бестактностью. Ну, да, в школе она красотой не блистала, но отличницей была все годы. А Мишка был «первым парнем на деревне», вернее, в классе, писал записочки всем красивым девчатам. Красавцем он вовсе не был, но истинно мужское обаяние было в наличии. Ленкам он писал, они обе были красотки, Надя же не была удостоена его милостивого взгляда. И теперь в телефонном разговоре она припомнила этот забавный факт.

-Вот так, Мишенька! Пока за белыми лебёдушками гонялся, жар-птица-то и упорхнула!

К счастью, Мишка ничего не понял, да и забылся потом этот разговор.

После того разговора прошло лет десять… Вернулась в город детства Лена Иванова, намотался по заграницам и остепенился Мишка. У всех семьи, дети, внуки, забот полно всяких. А тут приехал в гости одноклассник Виталька, много лет проживший на Украине. Забежал он к Мишке, встретился с Ленами и Надей, да как-то все вместе так и не собрались. Михаил остался визитом одноклассника очень недоволен, жаловался по телефону Лене Атамановой:

-И чего это он хвастался, что всю Европу с женой объехал, в Гамбурге был. Я тоже был! Да и конфеты принёс с просроченным сроком годности, жадина! Вот я вас всех соберу, тогда увидите, какая у меня квартира, какой ремонт я сделал!

Честно говоря, одноклассницы удивились: при встрече с Надей и Ленами Виталька с женой принесли коробку свежайших конфет, вели себя дружески искренно, ничем не хвастались, только переживали, что на западной Украине теперь и поговорить-то по-русски почти не с кем, даже на улице между собой лучше говорить на украинской мове. Словом, наговорились они в гостях по-русски на год вперёд и укатили в свой Львов. А теперь вот Мишка решил удивить своим гостеприимством…

Собираясь к нему в гости, закупили подружки торт, конфеты и пирожные, сами принарядились, приободрились и приготовились к чудесам гостеприимства. Жил Мишка в хорошем районе, рядом несколько торговых центров, маршрутки одна за другой бегают, так что добрались быстро. Правда, дом оказался пятиэтажкой без лифта, на пятый этаж еле доползли. Но тут Мишка выскочил из двери, старых подружек лично встретил. Годы пообтрепали его когда-то пышную шевелюру, заменив её благопристойной лысиной, но оставили Мишке те же капризные губки бантиком и боевитый взгляд бывалого гуляки.

-Заходите, заходите! – широким жестом пригласил их Мишка, и постаревшие девчата вступили в его заветное царство. Правда, встречал их Мишка почему-то один, без жены.

-А где Мира? – удивились девчата. Мира тоже училась в их школе, только в параллельном классе и была тогда девушкой истинно восточной красоты: чёрные яркие глаза, чёрные косы до пояса… Да ещё и имя необычное, ну и и мама – заведующая книжным магазином… В советское время это было огромным плюсом. Словом, женился Мишка удачно и с выгодой…

-Жена ушла с внуком сидеть, он в соседнем доме живёт с родителями - нашей дочерью и зятем. Да и я свободен только до трёх, а потом веду его на футбол , он в клубе занимается.

-А сколько внуку лет-то?

-Семь исполнилось недавно.

Девчата удивились: почему надо жену отсылать сидеть с таким большим мальчиком, ведь его можно бы привести и предъявить одноклассницам, заодно и с Мирой повидались бы. Вслух ничего говорить не стали: негоже в чужие дела лезть. Однако Надя почувствовала что-то неестественное в Мишкином ответе. А Мишка уже вовсю демонстрировал своё творение – евроремонт своими руками.

-Вот смотрите, какие обои здесь красивые! А какой потолок, видите? А здесь кухня, я тут тоже всё сам переделал. И в мою комнату зайдите, тут тоже всё моя работа.

Одноклассницы с интересом оглядывали Мишкины владения. Обои в зале и вправду были хороши - на кремовом фоне разбросаны крупные тёмно-коричневые ветки с листьями, смотрятся шикарно. Во всю стену – шкаф с хрусталём и всякими диковинами, у другой стены – книжный шкаф, набитый с пола до верха собраниями сочинений, это уж в своё время тёща постаралась. И кухня была здорово отделана – со всякими подвесными шкафами и огромным холодильником. А в Мишкиной комнате на невысоком деловом столике – компьютер, а у стены – громадный шкаф, набитый шикарными дорогущими папками.

-Здесь у меня всё о художниках и о музыкантах, все они по папкам разложены, все из Интернета скачаны. А ещё здесь собрание марок по искусству – тоже все в папках.

«Господи, одни эти папки и то бешеных денег стоят, откуда такие деньжищи у простого пенсионера?» - удивлялась Надежда. Но вслух только похвалила Мишкины апартаменты. Удивило и отсутствие накрытого стола для приёма дорогих гостей. Свои гостинцы подруги свалили на малюсенький столик на кухне.

А Михаил повёл их в комнату, которая, судя по всему, служила и залом, и спальней Миры. Встав возле шкафа с хрусталём и безделушками, Мишка разразился рассказом о своих поездках по миру. Плавая на корабле, он побывал в разных странах и теперь вовсю хвастался этим. Для начала он снова обиделся на Виталькин рассказ о поездке в Гамбург.

-Да я там сто раз бывал! Подумаешь! Вот когда я впервые в заграничном порту побывал, кажется, в Италии, вот это было да! Прямо на берегу киоски стоят, в одном тёмные очки продают разных фасонов и цветов, в другом на стенде кучи авторучек натыканы, все в прозрачных корпусах, все разные. У нас в Астрахани обладатель такой ручки почти небожителем считался. Увидел я всё это и понял, как плохо мы живём. Накупил очков и авторучек и больше никогда не ходил ни на какие выборы.

И снова Надю царапнуло что-то в Мишкиных словах. Выходит, их одноклассник душу был готов продать за авторучки и очки заграничные? Ну да, нелепостей в избирательном процессе в советское время было полно: и кандидат всего один, и проголосовать желательно было с утра пораньше. Правда, в буфете на участке можно было отловить копчёную колбасу. В кругу Надиных близких все с юмором принимали эти условности нашего тогдашнего бытия, ведь главным было другое, оно прочно жило в том привычном мире в душе у каждого: лишь бы не было войны. Теперь и жизнь переменилась, и страна уже другой стала, и войн вокруг полно… А Мишка с восторгом вспоминает те заграничные авторучки. Да начихать на них!

И Надя уже невнимательно слушала восторженное воспевание заграничной жизни и Мишкиных путешествий по миру. Ей стало отчаянно скучно, и она занялась разглядыванием книг в книжном шкафу. Собрания сочинений самых престижных авторов там стояли плотным строем, новенькие, чистенькие. Да ведь их, наверно, никто и не читал сроду, подумалось ей. И зачем тогда они тут стоят?

Тем временем Мишкино сольное выступление изрядно надоело и Еленам, но заткнуть Мишку или вставить хоть что-то в его выступление не было возможности.

Наконец Лена Атаманова решилась.

-А чай-то у тебя хоть есть, путешественник ты наш? Да что-то и стола накрытого не видно.

-Ах, чай! Это мы мигом. А стол принесём из кухни.

Подруги вздохнули с облегчением и понеслись на кухню. Быстренько сняли со стола свои гостинцы, перетащили столик в зал и разложили его. Мишка принёс тарелки и чашки, не переставая хвастаться – теперь посудой. Принесённые конфеты, торт и пирожные перекочевали на столик. Мишка достал из холодильника вазочку с полузасохшими пирожными.

-А может, вы ещё чего-нибудь будете? У меня в холодильнике на моей полке много чего есть.

-На твоей полке?

-Ну да, у нас с Мирой полки разные, она себе готовит, я себе. У нас и телевизоры разные! – похвастался Мишка.

Господи, как же Мира с ним живёт, с таким хвастуном. Ведь он только что хвастался, что у него в разных портах были романы с разными девицами. Мира даже его выгоняла, да родственники помирили ради дочки и сына. Но ведь это и не жизнь вовсе…

От разносолов с Мишкиной полки все дружно отказались, тогда Мишка достал ещё вазочку с конфетами и бутылку крымского вина. Видимо, и вино было предметом особой гордости, и Мишка стал им потчевать школьных подруг. А потом полез в вазочку с конфетами.

- Вот Виталькины засохшие конфеты, вот, попробуйте!

И он стал совать в руки подругам по конфетке. Надя надкусила конфету, засохшей конфета вовсе не была, и она съела её с удовольствием на глазах у изумлённого Мишки.

- Хорошая конфета! Да под хорошее вино!

- А ты вот наши гостинцы попробуй, Мишуня!

Торт и пирожные разошлись быстро по тарелкам, и с ними было покончено.

Мишка притащил одну из папок с марками и стал ими хвастаться.

-Вот тут у меня всё про композиторов. Вот марки про Моцарта, вот про Вагнера.

Надя, когда-то собиравшая марки, рассматривала Мишкины сокровища с интересом, но без видимых восторгов. У неё бывали марки и поинтереснее, только она все их продала, чтобы выпустить свою очередную книгу. А Елены и вовсе марками не интересовались, а болтали о разных жизненных проблемах, далёких от Мишкиных марок.

-Пойдём в ту комнату, я тебе свои магнитики покажу, - сказал Мишка Наде. Кажется, её он чуть-чуть прибаивался – всё-таки писательница, ещё что-нибудь не то напишет!

В Мишкиной комнате одна из стен была обита рейками, и на рейках сверху и до самого пола крепились магнитики.

-Они с видами тех мест, где я побывал, - вещал Мишка, - я ими по вечерам любуюсь.

-А как же ты рассматриваешь те, что у самого пола? На пол, что ли ложишься?

Мишка Надиной насмешки не заметил и ответил серьёзно.

-Я на кушетку ложусь, включаю оперную музыку и их разглядываю.

Ну, да, вспомнила Надя, Мира ведь Лене Атамановой жаловалась, что Мишка ради нового оперного спектакля на всё готов: покупает билет на самолёт и едет на очередную премьеру в Москву.

-А на какие деньги вы тогда живёте? - удивилась Лена.

-За квартиру я сама плачу, немного дети помогают. А Михаил всю пенсию тратит на поездки да на коллекции. Ну и в коллекционерских кругах немного приторговывает.

Надя вспомнила этот давний рассказ Лены, и ей стало совсем противно.

--А Мира?

-Она оперу не любит, она по вечерам всякую ерунду по телеку смотрит.

-Боже мой! Как же вы живёте-то вот так, каждый себе?

-Зато экономно, друг на друга не тратимся!

Господи, какая тоска! И этот человек считает себя абсолютно счастливым! Душа его наглухо закрыта, и только для внука в ней остался малюсенький уголок. Да ведь и внука-то он изуродует, эгоист несчастный!

Вскоре гостьи стали собираться домой. Мишка проводил их до остановки маршруток. Они обменялись все номерами телефонов. Что-то толкнуло Надю, и она дала телефон с одной неверной цифрой.

После встречи Мишка периодически звонил обеим Ленам и очень обижался, если у занятых домашними делами подруг не находилось времени выслушать его рассказы о былых приключениях. Ему было отчаянно скучно в стенах своей шикарно отремонтированной квартиры рядом с женой, превратившейся из юной красавицы в уютную старушку. Наде он попытался позвонить, но набранный номер не существовал. Как-то Надя позвонила ему сама, но говорить им было не о чем. Номер своего домашнего телефона она Мишке так и не дала.

                                                                                       25.02.2018г.     Вера Саградова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика