• Регистрация
МультиВход

Наши любимые

Олечку Сытову привозят к нам в храм чаще всего летом. Инна и Николай (её родители) давно живут в Москве, в Климкино остался отчий дом, давно превратившийся в дачу. Вместе с ними приезжает и бабушка Оли – Раиса – пожилая добрая женщина, раньше она помогала Инне завезти инвалидную коляску с внучкой.

Последние годы катастрофически ухудшающееся зрение не позволяет ей трудиться и дочку завозит Николай. На службу он не остается, разворачивает коляску прямо по направлению к алтарю и быстро уходит. А мы все как один смотрим на Олечку. Не смотреть на нее нельзя: счастливая улыбка настолько неповторима и обаятельна, что всем становится радостно. Словно луч любви и добра врывается в храм, хочется смотреть в ее умные синие глаза и улыбаться. Она знает всех и любит всех. Ее душа не способна скорбеть, обижаться, унывать. Терпеливая, молча несущая свой крест, Олечка старается не быть обузой, переживает за маму, которая уже сорок лет неотлучно рядом с ней. Худенькая до полупрозрачности, она просит Инну не поднимать ее лишний раз, тихонько, с трудом выговаривая слова, шепчет: «Мама, тебе тяжело…», - когда та пытается ее приподнять, чтобы удобнее посадить.

Мы понимаем, какой душевный и физический подвиг несет Инна все эти годы: одеть, обуть, обиходить почти неподвижную дочку, вытерпеть больницы, выстрадать судьбу своей умненькой, красивой, но изломанной недугом девочки. Но и Олечка несет свой нелегкий крест, излучая любовь, сострадание и благодарность за все то, что для нее делают. Инна смогла не закрыться в своей беде, не превратить жизнь дочки в унылый затвор, нет. Она побывала с ней там, куда не всякий здоровый соберется, зарывшись в свои проблемы и болячки. Какая бы поездка ни организовывалась в храме, даже многодневная – Олечка и Инна едут. Сначала это вызывало недоумение: куда везти человека, который из коляски сам не выйдет? А трудности ночлега? А неустроенность маршрутки, в которой мы чаще всего паломничаем? А ступени храмов и бытовые неудобства? Но Олечка ведет себя так, что как-то сразу все становится на свои места, все идет своим чередом, она не доставляет проблем и неудобств окружающим. Зато как она умеет радоваться! В Дивеево, где мы побывали недавно, после посещения каждого храма, сияющая, она говорит, радостно улыбаясь: «Какая я счастливая!» И с этим нельзя не согласиться, потому что она умеет видеть счастье в каждом дне, в соприкосновении со святынями, в Божьем Промысле, которого не замечаем мы, издерганные, замученные проблемами, которые сами себе и создаем, болячками, которые сами себе и наживаем, неурядицами, которые мы возводим в ранг трагедии, и переживаем их, не замечая нелепости и ненужности того, к чему стремимся мы, наделенные Господом всем тем, чего нет у Олечки.   А она, словно не замечая своего недуга, радуются всему, что дает ей Господь. Конечно, ей трудно, но этого практически не видит никто.

В Дивеево мы приехали почти в два часа ночи: долго простояли в пробке на МКАДе, в довершение ко всему у маршрутки полопалась некачественная резина на трех колесах, водителю Володе пришлось ночью при свете телефонного «фонаря» ремонтировать машину, потом не сразу вышли на нужную трассу – в результате в палаточный городок попали ночью. Дождь, холод, нет света. Все натянули на себя все, что было из теплых вещей и рухнули на деревянные нары, рассчитанные человек на шестьдесят. Спали почти все. А Олечка потихоньку старалась размять свое усталое тело, двигала руками, точно на физзарядке. Утром никто не увидел ее усталости, перед нами была улыбающаяся радостная Олечка.   Ей интересно все, ей везде хочется побывать, она с мамой окунается в источник и мокрая, радостная ловит наши взгляды, стараясь выразить благодарность за все, что с ней происходит. Три Татьяны: Якушина, Лоскутова, Назарова, - стараются помочь Инне, вытаскивают Олечку из машины, поднимают на ступеньки храмов, передают ее расслабившейся от всеобщего участия Инне.

А я думаю о том, почему люди, испытавшие страдания, физическую боль, на первый взгляд, обделенные Господом, так любят Его, мир, окружающих людей? И несут они в мир именно позитив, свет любви Божьей, не заставляя окружающих тяготиться их присутствием, а наоборот, дают возможность людям почувствовать их любовь и радость от общения с ними. Глеб Никонов, с детства переживший мучительные операции, застенчивый, добрый, чистый душой, не способный хитрить, приспосабливаться, лгать, несущий вместе с мамой подвиг любви и жертвенности, почти с рождения в нашем храме, именно он дает нам возможность понять милость Божью по отношению к нам, степень нашей неблагодарности за все, что мы имеем, почувствовать суетность и ненужность наших амбиций и запросов. Без Глеба в храме образуется какая-то пустота, появляется ощущение отсутствия родного, очень нужного нам человека, потому что это идет от него, от его восприятия мира и людей. Конечно, подвиг матерей, которым Бог дал своих любимых, но не способных защититься от проблем этого мира детей, - самое основное в их жизни. Этот подвиг выше любого послушания в мире, потому что он сопряжен с каждодневным напряжением душевных и физических сил, стремлением сделать все, чтобы родной человек был не просто счастлив, но сумел нести ощущение радости другим. Не знаю статистики, сколько матерей приняли дар Божий, дающий им понять сопричастность своей жизни к Промыслу Творца, а сколько за блага мира, комфорт временной своей жизни отвергли этот дар, бросив своих детей или принявших их как обузу, мешающую им жить, но только то, что Любовь не оставила нас, помогают нам понять и Олечка, и Глеб, и тысячи матерей рядом с инвалидными колясками, в больницах, в храмах, в нашем огромном и непостижимом мире, полном равнодушия и участия, жестокости и милосердия, жадности и бескорыстия, зла и любви. А побеждает все-таки Любовь!

 

 

 

                                                                     Ворсино. 2013 г.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика