• Регистрация
МультиВход

Где ты, Лёшка?

Надя стояла на балконе девятого этажа, выкуривая традиционную утреннюю сигарету, и безучастно глядела, как просыпается пыльный летний город. На балконном бортике, рядом с баночкой, приспособленной под окурки, лежала узкая полоска бумаги, перечёркнутая двумя параллельными отрезками красного цвета. Каждый раз, стряхивая в банку столбик пепла, девушка поглядывала на неё с отвращением.

— Вот же я лох, — нервно шептала она,— да за что ж мне это? Только тебя мне сейчас не хватало! Бесплатно уже никто ничего не сделает – срок большой, значит прощай, заначка.

25-летняя девушка, приехавшая в большой город из маленькой деревни несколько лет назад, изо всех сил старалась выжить в мегаполисе. Надежда снимала крохотную однушку на окраине, днём работала официанткой в кафе, а по вечерам мыла полы в двух офисах, откладывая каждую копейку, чтобы оплатить очередной семестр заочки в институте. Нежданная беременность не входила в её планы. С молодым человеком они рассталась два месяца назад, родных у нее почти, что не было. В родном селе жила только тётка, но она не в счёт. Под старость лет, по разумению Нади, старшая сестра мамы-покойницы совсем съехала, ударилась в веру - зачастила в церковь и наводнила всю избу иконами. Дважды в год тётка прибывала к Наде, груженная гостинцами. В извечном чёрном платке и в длинной юбке она недовольно шуршала по дому, вытирала пыль, попутно вынося племяннице мозг, вещая страшилки про грехи и небесные кары.

— Пропащая ты душа, Надька, — ворчала тётушка. — В блуде живёшь, Бога не чтишь, куда годно дело?

Пропаганду девушка терпела ровно 10 минут, потом кричала, что на дворе 21-й век и верить в чепуху глупо и сбегала из квартиры как бы по делам. Но тётка – кремень, не отступала. В последний приезд она ставила Наде маленькую икону, строго пояснив, что там Божья Мать с Иисусом, положив рядом бумажку с молитвой, выведенной дрожащим старушечьим молитвой. Надя клочок вышвырнула сразу после отбытия тётки в село. Хотело было выбросить в мусор и предмет культа, но грустная женщина с ребёнком на иконе показались ей такими светлыми, что девушка не решилась отправить образ в корзину.

…Загасив сигарету и тяжко вздохнув, Надя начала жать копки мобильника, набирая телефон медцентра, где помогали решать проблемы двух красных полосок. Приятный женский голос заверил, что Надю в ближайшее время готовы принять опытные медики, которые в бархатных условиях, сделают всё быстро и безболезненно.

— С собой что-то брать?— уточнила девушка.

— Только хорошее настроение и наличные, — со смехом посоветовала администратор.

Преодолевая ступор и стараясь не обращать внимания на невесть откуда взявшуюся внутреннюю боль, она скоро собралась. Бросив в сумку телефон, кошелёк и накинув любимую чёрную куртку, купленную в дорогом магазине, Надежда метнулась к выходу, как вдруг за спиной раздался лёгкий звук упавшего предмета. Деревянная иконка, стоявшая на полке шкафа, свалилась на пол. Недовольная Надя вернулась поставить предмет на место, зачем-то задержав взгляд на лице Матери Бога.

— Что глядишь? — обратилась она к Той, Которую считала мифом. — Помоги лучше как-нибудь! Тётка говорила, можешь…

Не веря, что она произносит этот бред, Надя тряхнула головой, вышла и быстро заперла квартиру и почти бегом двинулась к трамвайной остановке, где уже переминались с ноги на ноги какие-то две круглолицые тётки.

…Днём раньше, ближе к вечеру в квартире другой многоэтажки этого же пыльного города бывший фармацевт Татьяна Васильевна спешила с ужином, ожидая с работы сына Лёшу. По её прикидкам он должен был прийти домой через час, за ним следом ожидалась невестка Галя, после тренировки по футболу навестить бабушку собирались их дети Игорь и Егорка.

В свои 68 лет Татьяна Васильевна имела крепкое здоровье – успевала всё делать по хозяйству и держала квартиру в чистоте и порядке. Она принялась аккуратно вымешивать в миске фарш для голубцов — добавила туда, тщательно нарезав, луковицу, разбила яйцо. Пожилая дама обеспокоенно глянула на часы – стрелки приближались к шести вечера. Торопливо вынув из шкафа, светлую льняную скатерть, она застелила ею круглый кухонный стол. Затем начала резать алые ташкентские помидоры, ссыпая сочные куски томатов в хрустальный вместительный салатник.

Наконец-то раздался звонок в дверь. Женщина кинулась открывать. Но это была всего лишь соседка.

— Лялечка, так это вы, проходите, пожалуйста, — разочарованно промолвила Татьяна Васильевна. — А я вот Лёшу моего с работы жду, волнуюсь, где же он. И Гали что-то нет и внуков. Они у меня молодцы такие, старший вот недавно выиграл олимпиаду по математике. Наверное, планы у моих изменились, а предупредить меня, как всегда, все забыли.

Молодая женщина, с сочувствием глянув на Татьяну Васильевну, прошла в комнату.

— Я вам, тёть Тань, лекарства от давления принесла, — выкладывая аптечный пакетик из сумки, сообщила Ляля.

— Что ты Лялечка, Лёша мне всё купил уже, не стоило тратиться, — отмахнулась пенсионерка. — Только вот не идёт он что-то, боюсь, не случилось ли чего? Что ж, буду ждать, а что мне остаётся делать.

Неловко улыбаясь, соседка попрощалась с пенсионеркой и поспешно ушла. Татьяна Васильевна уселась в кресло у окна и, отодвинув штору с тревогой стала вглядываться в даль.

…На следующее утро соседка Ляля вместе с подругой Машей отправились на утреннюю службу в небольшую церковь. Дождавшись трамвая, они сели в него и нацелились на уютное сидение в центре салона. Но наперерез им метнулась молодая брюнетка в чёрной куртке, украшенной вычурными стразами. Сев на места позади ней, женщины завели обычный разговор обо всём на свете.

— Кстати, Маш, помнишь тёть Таню?— спросила Ляля

— Эту из 58-й, подружку твоей мамы что ли? Видную такую, с дворянской осанкой?

Ляля кивнула.

— Совсем беда с ней, — посетовала она. — Два раза в неделю ждёт сына Лёшу, готовит ужин, никто не ней не приходит. Еда пропадает, я прихожу, выбрасываю…

— Так ты этому Лёше то позвони, голову пролечи, — возмутилась Маша.

— Да нет никакого Лёши на самом деле, Маруся, — грустно сказала Ляля.

— Как нет? А где же он? — недоумённо уставилась на неё подруга.

— А нигде. Татьяна Васильевна в молодости сделала один-единственный аборт. Она тогда медучилище оканчивала, муж дипломную писал, хотели доучиться, на ноги встать, думали, ребёнка позже заведут. А позже ничего не получилось. Лечились, на всякие воды ездили, даже к колдунам ходили. Муж её начал пить, с работы выгнали, в итоге его, пьяного, машина сбила. Вроде она крепилась, держалась. Как на пенсию вышла, начала Лёшу ждать.

Подруги почти одновременно вздохнули и замолчали. Трамвай приплыл к остановке, дверь со скрежетом отъехала. Сидящая впереди Ляли и Маши девушка в куртке со стразами, вдруг бросилась к выходу и почти на ходу выскочила из трамвая.

Через минуту в платном медцентре раздался телефонный звонок.

— Надежду Ковалевскую, что на аборт записалась, вычеркивай, она передумала, — злобно крикнула медсестре хорошенькая администратор, похожая на куклу Барби.

 

 

 

 

http://prihozhanin.msdm.ru

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика