• Регистрация
МультиВход

Мой Тургенев

ПОЧЕМУ Я ЧИТАЮ И. С. ТУРГЕНЕВА: К 200-ЛЕТИЮ ПИСАТЕЛЯ

Среди русских писателей-классиков, которых читаю-перечитываю, - И.С. Тургенев, как и А.С. Пушкин, занимает особое место. Я подружилась с ними ещё в школьные годы, прошедшие в Сибири, в Горном Алтае.

         У Марины Цветаевой есть поэтическая проза - «Мой Пушкин». У меня тоже есть «мой» Пушкин. Есть и «мой» Тургенев. Сначала пришёл ко мне Александр Сергеевич, потом – Иван Сергеевич. Я полюбила их всем сердцем. Они стали мне как бы родными людьми. Настольными для меня были тогда наряду с пушкинскими и тургеневскими произведениями - «Записки охотника», «Накануне», «Ася», «Вешние воды», «Рудин», «Му-Му», «Стихотворения в прозе», - книги француза Антуана де Сент-Экзюпери и американца Эрнеста Хемингуэя, - прежде всего – «Старик и море», - но И.С. Тургенев по жизни – всегда рядом со мной и до сего времени.

           Ещё в восьмом классе записалась я на факультатив по литературе, который вела моя любимая учительница Г. А. Голова. И мой первый доклад, полностью подготовленный самостоятельно, был по роману «Рудин», - сама выбрала эту тему. Доклад удался. Помнится, даже телевидение из г. Бийск приезжало снимать наши занятия на факультативе и моё выступление с этим докладом.

             После прочтения романа «Накануне» благодаря яркому образу главного героя, болгарского эмигранта-патриота Инсарова, деятельного, волевого, мне очень полюбились болгары. И когда, спустя годы, была в Болгарии, очень тепло воспринимала их именно через его личность.

             Но особенно близки мне стали «Записки охотника», прежде всего рассказы «Бежин луг» и «Хорь и Калиныч», потому что в них я нашла как бы знакомых мне людей - сибиряков. Вон он, Калиныч, - один наш сосед; Хорь – другой: очень похожи на тургеневских. А мальчишки из «Бежина луга» - это мой старший брат Володя и его друзья. Да и сцены охоты, описание утренней «тяги», – всё это мне было так знакомо: мой отец тоже был заядлым охотником. Охотился не только на крупного зверя в тайге и в горах, но и на дичь: уток-чирков, гусей, вальдшнепов, тетеревов. Иногда зимой даже нас с братом брал на катунские острова пострелять и «почитать» на снегу следы зверюшек и птиц. Так что герои тургеневских рассказов для меня – не только реальны, «списанные» с простых людей, но и вполне узнаваемы.

           В Казанском госуниверситете на устных вступительных экзаменах по литературе дополнительный вопрос мне был задан как раз по «Запискам охотника»: народность на примере, в частности, рассказа «Хорь и Калиныч». В итоге литературу сдала на «отлично».

           …Недавно так захотелось почитать что-то для души, наше, русское; подошла к книжному шкафу, пробежала глазами корешки книг. И рука тут же потянулась к тургеневским «Избранным произведениям» (с его юбилеем это никак не связано – просто мне захотелось почитать именно его) - зачитанная книжица 1972 года выпуска, местного, «Приокского книжного издательства», в мягком переплёте. Перелистываю пожелтевшие страницы, и сердце моё откликается тихим ликованием: «Ага, вот оно, заветное! Вернусь-ка я - в который-то раз! - к «Бежину лугу». Читаю с затаённой радостью: как всё описываемое правдиво и близко сердцу моему! И как художественно, лирично, образно показано автором, будто я сама прошлась по тому росистому, сумеречному лугу, посидела с крестьянскими ребятишками у костра, послушала их разговоры со страхами – суевериями.

         Взять хотя бы вот эти строки: «…казалось, вместе с вечерними парами отовсюду поднималась и даже с высоты лилась темнота… …Всё кругом быстро чернело и утихало, одни перепела изредка кричали… …поле неясно белело вокруг; за ним, с каждым мгновением надвигаясь громадными клубами, вздымался угрюмый мрак. Глухо отдавались мои шаги в застывающем воздухе… …Побледневшее небо стало опять синеть – но то уже была синева ночи. Звёздочки замелькали, зашевелились на нём…  

       …Казалось, отроду не бывал я в таких пустых местах: нигде не мерцал огонёк, не слышалось никакого звука. Один пологий холм сменялся другим, поля бесконечно тянулись за полями, кусты словно вставали вдруг из земли перед самым моим носом. Я всё шёл и уже собирался было прилечь где-нибудь до утра, как вдруг очутился над страшной бездной. Я быстро отдёрнул занесённую ногу и, сквозь едва прозрачный сумрак ночи увидел далеко под собою огромную равнину. Широкая река огибала её уходящим от меня полукругом; стальные отблески воды, изредка и смутно мерцая, обозначали её теченье. Холм, на котором я находился, спускался вдруг почти отвесным обрывом; его громадные очертания отделялись, чернея, от синеватой воздушной пустоты, и прямо подо мною, в углу, образованном тем обрывом и равниной, возле реки, которая в этом месте стояла неподвижным, тёмным зеркалом под самой кручью холма, красным пламенем горели и дымились друг подле дружки два огонька. Вокруг них копошились люди, колебались тени, иногда ярко освещалась передняя половина маленькой кудрявой головы… Я узнал, наконец, куда я зашёл. Этот луг славится в наших околотках под названием Бежина Луга»…

          Какая поэтическая лиричность в прозе! Какая гармония слога! Как точно и сокровенно передано состояние и природы, и человека! Какая простота и вместе с тем изысканность стиля! И какая рускость в этом языке! Это ж - словесная музыка. Переставь хотя бы пару слов, и лад, гармония, целостность картины нарушатся. Простые русские слова, филигранной вязью сплетённые в предложения, звучат как лиричная, трепетная, трогательная и изысканная музыка высших сфер, рождающая в душе способного уловить её ответные трепетные и высокие чувства, ложатся бальзамом на душу. Для меня тургеневское слово поистине целительно.

         …Минувшим летом стояла я на смотровой площадке, что в родовой усадьбе великого поэта В.А. Жуковского, близь села Мишенское Белёвского района, Тульской области, недалеко от его бюста, с сердечным замиранием глядя на громадную впадину, развернувшуюся прямо передо мной, а за нею - на необъятную ширь, раскинувшуюся в буйстве сочной изумрудной августовской зелени на все стороны до самого синего горизонта, невольно вспоминала Тургенева, ассоциируя увиденное с его описанием Бежина Луга.

           И опять же думала о том, что вот это и есть первозданная Русь, какой видели и запечатлели её в своём творчестве гениальные русские поэты и писатели, - великая, мощная, необозримая и необъяснимая, - один вид просторов которой рождает в душе и трепет, и нежность, и патриотические чувства – точно также, как творчество И. С. Тургенева – истинно русского нашего писателя, сумевшего словом столь искусно и зримо распахнуть эту русскую ширь и человеческую душу перед взором читающего его.

             …В августе прошлого года, после очередного обращения к Тургеневу, я, желая тут же поделиться переполняющими меня сокровенными чувствами, вызванными его творчеством, написала мужу, находящемуся в отъезде: «Вот только что перечитала Тургенева – «Записки охотника», в т.ч. рассказ «Бежин луг» и др. Это, конечно, не просто талантливо: «…там Русь, там Русью пахнет…», как сказал Пушкин. Удивительно: как им, дворянам, удавалось так глубоко проникать в крестьянскую душу и жизнь?! Без любви к ближнему, к тому же крепостному крестьянину, дворовому, так не напишешь. А тургеневская природа! Она осязаема, объёмна: ты словно сам бредёшь теми росными лугами, смотришь на тот восход или закат. Кто-то ныне говорит, что Тургенев слащав, устарел и ничего уже не может дать современному читателю. Нет, это вовсе не так! Даже, если бы он написал только «Записки охотника», всё равно он был бы классиком. Классик - это тот, на мой взгляд, кто глубоко и правдиво погружает читателя в свою эпоху, передаёт её образно, зримо, осязаемо в деталях, характерах, поступках, душевно-психологических и духовных проявлениях и многом-многом другом, что включает сама жизнь, что составляет духовную, нравственную сущность человека и целого народа, нации, но что, к сожалению, как-то ускользает от обывателя. 

      Тургеневскими «Записками охотника» можно лечиться, как психотерапией, тем же описанием природы в «Бежином луге», его рускостью; каким-то глубинным гуманизмом, в смысле милосердия, единения и соучастия с ближним, даже вовсе не знакомым, что  так характерно именно для русского человека и составляет его суть и чего так не хватает ныне. Великие наши писатели как раз и поднимали вопросы человеческого духа, выстроенные на христианской основе, прославляя фундаментальные, нетленные морально-нравственные ценности, во все времена помогающие русскому человеку преодолевать все трудности, выстоять и победить.

           Даже не проповедуя открыто христианское мировоззрение, в своём отношении к ближнему, к природе, животным и всему вокруг, он - истинный православный писатель.

           Всё-таки как хороши наши русские классики! Во всём мире мало им равных. И как они велики! Какие социально-общественные, нравственные, духовно-психологические глыбы поднимают своим творчеством! Вот истинный пример нам, пишущим, для подражания, хотя бы приближения к ним…»

            В ответ я получила от мужа следующие строки: «Поражает меня вот что: как ты при такой глубокой погруженности в суету, в эту сумятицу буден, всё ещё сохранила в своей душе такое глубокое понимание и тонкое восприятие классики, того же Тургенева, его великих «Записок охотника»! Наша революционно-демократическая критика язвительно назвала их «Записками барина». Им нужны были великие потрясения, революции и войны, а Тургенев - ну да, барин, и что же в этом плохого! - Он воспевал жизнь, Россию и радость жизни в ней, на её просторах. Он воспевал красоту, в том числе красоту и одухотворенность русских женщин. Посмотри, какие они у него красивые, внутренне и внешне! А сейчас в моде, в ходу мат, грубость, жестокость, злой и жёсткий расчёт; любви нет, есть только секс, дружбы нет, есть деловой расчёт и партнерство, о сострадании и прощении и не спрашивай! Ну зачем же такому поколению нужен Тургенев?! Или даже Пушкин... Пушкина тоже не любят, считают - Пушкина-то! - примитивным. Почему? Потому что сами примитивные, с куцыми компьютерными мыслями, бараньими мозгами…»    

             Жёстко?! Но, думаю, во многом справедливо. Да, действительно, Тургенев воспевает жизнь в разных её проявлениях, её красоту, гармонию и одухотворённость; любовь в широкой трактовке этого понятия – к родине, ближнему, между мужчиной и женщиной - жертвенность во имя неё, а это никогда не устареет, потому-то в нашей семье любят его и читают.    

           Вообще, если говорить обобщенно и очень коротко, меня у Тургенева больше всего привлекают не только лиричность, язык и стиль его произведений, но главное, - и это даже удивляет! - насколько глубоко и искренне он, барин по происхождению, воспитанию, образу жизни, смог проникнуть во внутренний мир, психологию, быт, традиции и даже поверья и суеверия, в сам дух крестьянина – всё то, что именуется народностью – и передать это в своём творчестве. Без искреннего интереса, любви, сочувственного отношения к так называемому простому человеку это просто было бы невозможно. Да, он глубоко и всесторонне показал нам не только представителей своего класса и среди них вышедшего на общественно-политическую сцену «нового человека», но и крестьянина – наиболее значительную составляющую народонаселения той, прежней, России – девяносто процентов.

           И ещё: тургеневское чувство родины, глубинного подлинного её духа. Несмотря на то, что многие годы он прожил вдали от неё, за границей, где и умер, но малую, как и большую свою Родину, он всегда нёс в сердце, был предан ей и верен. И сегодня читающему его он как бы заново многое открывает в этом нашем патриотическом мироощущении.                                                                        

                                                                                       25. 02. 2018

Тула.

 

Примеч. авт.: Я благодарна моей школьной учительнице русского языка и литературы Галине Александровне Головой, - светлая ей память, в расцвете лет покинувшей этот мир, - привившей любовь к отечественной литературе, в том числе и к И. С. Тургеневу, во многом поспособствовавшей пробуждению моего интереса к литературному творчеству и поддержавшей этот интерес. Когда в старших классах я делилась своей мечтой стать журналистом и поехать поступать на журфак, в университет, многие меня отговаривали: «Очень трудно поступить - огромный конкурс, легче поступить в местный пед». Галина Александровна, наоборот, заинтересованно одобрила моё стремление: «Хороший выбор. У тебя есть к тому способности. Усиленно готовься - и всё получится». Её слова меня окрылили и укрепили в намеченной цели. Она подарила мне книжку «В помощь начинающему корреспонденту», которая сопровождала меня все студенческие годы, когда я училась на факультете журналистики Казанского госуниверситета, и в первые годы как молодого специалиста, пришедшего после вуза в редакцию. Своей журналистской профессии я осталась верна на всю жизнь, посвятив ей более сорока лет. А ту книгу я до сих пор храню как память о Галине Александровне – Учителе с большой буквы. И таким было подавляющее большинство наших учителей.

Училась я в Горном Алтае (ныне Республика Алтай), в Майминской общеобразовательной средней школе № 1, где и преподавала Г. А. Голова и другие наши замечательные учителя. Они, несмотря на советское безбожие, дали нам гораздо большее, чем знание предметов - христианские основы жизни: быть честными, ответственными, патриотичными, любя свою страну и свой народ, ставя во главу угла совесть и понятие о чести, порядочности. Огромная всем им благодарность и низкий поклон. Многих из них уже нет в живых, но они живы в памяти и сердцах учеников.

                  

          

 

ОБ АВТОРЕ

 

     АЛТУНИНА ЛЮДМИЛА ДМИТРИЕВНА (урождённая Егуекова), журналист, прозаик, поэт, родилась и выросла в Горном Алтае. Закончила факультет журналистики Казанского госуниверситета. Почти сорок лет – в СМИ. Автор и соавтор более десятка книг, в т.ч. для детей и о детях. Печатается во многих изданиях, - журналах, альманахах, включая столичные и зарубежные. Член Союза журналистов России, член Академии российской литературы. Ветеран труда. Живёт в Туле. Связей с малой родиной не теряет.

 

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика