• Регистрация
МультиВход

Поймите меня правильно - я люблю Вас

Откуда приходят слухи про священников? В частности, про их романы? О. Евлампия тоже об этом спрашивали. Но как-то - в общем. Напрямую, должно быть, стесняются.

   В связи с этим, вспоминал часто о. Евлампий один случай.

   На приходе, где он служит, есть женщина, на вид, неопределенного возраста: не молодая, не старая. Миловидное, правда, всегда сосредоточенное, но спокойное лицо, на лице ни морщинки. И только выбивающаяся из-под платка поседевшая прядь может выдать в ней некоторую зрелость лет. Одевается она строго, но женственно. Вдова, мать семейства, терпеливица, труженица. И кем только не работала она в храме за многие годы! И швеей, и портным, и чтецом, и певцом, и бухгалтером, и продавцом. А то и всем вместе разом. Весьма примечательным ее качеством является притягательная своей легкостью и непринужденностью общительность, и это при свойственной данной женщине неприступной внешней серьезности и кажущейся угрюмости. И именно неустанность, предсказуемость и постоянство в эдаком умении ненавязчиво поддержать любой разговор, терпеливо выслушать и всегда с отзывчивостью ответствовать, привлекает к ней множество собеседников.

   И, конечно же, не упускал возможности поболтать со столь чутким товарищем и наш общительный батюшка.

   Когда она, бывало, подшивала рушники или готовила выкройки для облачений, о. Евлампий пересказывал ей просмотренные фильмы. Когда переписывала помянники, цитировал прочитанные книги. А когда пересчитывала мелочь из ящика для пожертвований, читал наизусть стихи.

   Как-то, несколько лет назад, коротали неунывающие собеседники за непринужденной беседой один будничный полдень. Общительная женщина сидела за столиком в трапезной, заканчивая очередную работу. А батюшка, деловито расхаживая из угла в угол и энергично размахивая руками, привычно о чем-то рассказывал. Темой беседы тогда случилась присущая людям безответственная легкость и поверхностность в отношении к таким словам и понятиям, как -"любовь", "любить", "люблю". И обсуждаемым примером, иллюстрирующим столь возмутительное явление, послужила примечательная сцена из полюбившегося батюшке художественного фильма "Униженные и оскорбленные", снятого и показанного по телевидению еще когда-то в 90-е по мотивам одноименного романа Достоевского. Один герой фильма - князь, светский лев - дважды обращается к другому - молодому писателю - с одной и той же пресловутой фразой: "Я вас люблю". Смысл этих фраз (надо понять) философский, а не такой, какой усмотрели бы в них какие-нибудь наши современники, услышав подобное из уединенного разговора двух мужчин. Так вот, одна фраза тотчас же следовала за другой, причем, по кажущемуся наблюдению о. Евлампия, смысл их значительно разнился, в зависимости от разных интонаций, с которыми они были произнесены. И вот, желая наглядно продемонстрировать перед миловидной собеседницей сущность вышеупомянутых различий, о. Евлампий остановился и серьезным отчетливым тоном пафосно продекламировал.

   - Я вас люблю!

   В какое-то мгновение между началом и окончанием данной фразы дверь в трапезную отворилась, и за ней показалась женская голова. Отец же Евлампий, ничего не замечая, кроме созерцаемого наблюдения, тотчас же произносит вторую фразу, но несколько тише и как бы небрежней, и затем, собравшись было продолжить свое объяснение, наконец, оборачивается и внезапно понимает, что объяснять уже ничего не надо.

   А женская голова, смущенно проохав "простите, простите", снова исчезла за дверью.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика