• Регистрация
МультиВход

Игра

Как-то в детской школе-интернате дети решили поиграть. В дружеской компании Петя самый старший. Ему уже десять. Коле и Саше по девять, но выглядят они как дети из младших классов. И их одноклассница Оля тоже совсем не похожа на четвероклассницу.

А Петя, которого все в школе называют Петькой, в их компании прослыл за продвинутого. Он единственный из класса знал определенно, откуда берутся дети, и любимым его занятием было интересоваться и делиться с друзьями познаниями, которые он получал из только ему известных источников. Санитарка баба Клава не любила Петьку и называла его отбросом. Петьке, конечно, не нравилось это, но он находил, тем не менее, в прозвище этом как раз подтверждение каким-то своим знаниям, суть которых открывалась ему из бабоклавиных разговоров и некоторых ее фраз.

-- И что плодят нищету... Нарожают, потом бросают... А ты - сходила бы почистилась.

Петька ненавидел бабу Клаву, но любил за ней понаблюдать и подслушивать, о чем она говорит с людьми. А Саше, Коле и Оле потом рассказывал о разных "открывшихся" ему подробностях ее личной жизни. Особенно в бане, когда баба Клава, в пропитанном потом халатике, хлопотала в помывочной, любил обсудить с ребятами анатомические особенности ее женского тела.

Иные ребята и спорили с Петькой на тему, откуда берутся дети. Особенно один мальчик, который был убежден, что мужчина и женщина встречаются, ходят в кино, дарят друг другу подарки, целуются, а потом появляются дети. Но в Петькином арсенале доказательств присутствовали несколько картинок и пара книжек, которыми он всегда мог заткнуть рот любому сомневающемуся и рассеять всякий "романтический бред".

И вот, однажды Петька придумал игру. После обеда, перед тихим часом, дружеская компания пробралась в один из классов.

-- Я буду гинекологом! -- сходу начал Петька. -- Ты, Олька, будешь первым пациентом! Ложись на стол! А ты, Колян, полезай под стол! Ты, Сань, будешь стоять за дверью, на шухере, а когда позову, придешь и сделаешь что скажу.

Дети покорно исполнили повеления продвинутого друга.

-- Теперь ты, -- продолжал новоявленный гинеколог, обращаясь к лежащей на столе девочке, -- стони и кричи, ты беременная, и тебе очень больно.

Девочка исполнила и это приказание.

-- Потерпите, мамаша, -- ласково сказал Петька, приблизившись к Оле, и осторожно дотронулся до ее живота.

-- А теперь, Колян, твоя очередь, вылезай и кричи!

Коля вылез из-под стола на четвереньках и закричал.

-- Олька, перестань стонать! Тебе уже не больно! Смотрите, мамаша, на своего сыночка… Смотри, смотри! И улыбайся! Ты очень рада! - увлеченно пояснял девочке Петька. Девочка засмеялась, а Колька, хохоча, развалился на полу.

-- Са-а-шка! -- позвал Петька.

Вошел Сашка.

-- Теперь слушай, - обратился к вошедшему старший товарищ, - ты ангел, посланник Божий. Подойди к новорожденному и перекрести его. Ну - как батюшка благословляет, помнишь? Эх! Да не так! Вот так.

Петька сложил пальцы правой руки в щепоть и перекрестил лежащего Колю.

-- Повтори... А ты лежи! -- Петька, раздражаясь, закричал на хотевшую слезть со стола девочку. -- Лежи и улыбайся - смотри на своего сына.

-- Сашка! -- обратился опять к "ангелу". -- Теперь подойди к Оле и ее благослови. Молодец! А теперь подождите.

Петька выбежал из класса и вскоре вернулся со шваброй в руках. Дети уже стояли на ногах и с любопытством наблюдали. Продвинутый товарищ вдруг замахнулся на друзей шваброй и, сделав страшную гримасу на лице, злобным голосом прошамкал.

-- Ах, вы - отбросы! -- дети догадались, что парень изображает бабу Клаву, и засмеялись. А парень, потрясая в воздухе шваброй, продолжил.

-- Плодите нищету! Говорила тебе, почистись... Ха-ха-ха!

-- А теперь, -- уже серьезно произнес старший товарищ, -- следующий пациент. Оля, полезай опять на стол!

Оля запрыгнула на парту. А Петька продолжал, обращаясь ко всей компании.

-- Помните, я вам рассказывал про аборты? И знаете, почему баба Клава называет меня отбросом? Потому что меня когда-то хотели убить!

У Петьки захватило дыхание от такого признания. Но он был и горд оттого, что его хотели убить, но не убили. И хоть не в первый раз рассказывал товарищам об этом, но каждый раз чувствовал, что, как будто, рассказывает впервые.

Ребята слушали молча. Они были серьезны. Но то, о чем в который раз говорил им их друг, они понимали не очень. А Петьке хотелось, чтобы они правильно его понимали и смогли, наконец, отчетливо представить себе все именно так, как он и сам понимал. И он придумал, как это можно сделать.

-- Итак! - скомандовал снова ребятам Петька. – Оля, ты будешь следующим пациентом! Ложись! Коля, полезай под парту!

Дети нехотя исполнили. Им уже не хотелось играть. Но они не решались сказать об этом товарищу, особенно в такую минуту.

А Петька продолжал командовать.

-- Оля, закрой глаза, ты спишь… Коля! Тебе сейчас будет очень больно. Я буду сейчас от тебя отрывать руки, ноги, голову, но потом ты умрешь, и все будет хорошо.

Коля подумал, что друг его шутит, и улыбнулся. Но Петька был серьезен.

-- Не бойся, старик, я понарошку.

И тут Коля начал соображать.

-- Я не хочу играть в эту игру! -- он вылез из-под парты и сел на стул. Оля тоже спрыгнула и возмущенно воскликнула.

-- Ты, Петька, совсем с ума спятил!

-- Во-от, я так и знал, -- удовлетворенно проговорил Петька. -- Я знал, что вы струсите.

-- Да не-ет, -- оправдывался Коля, -- мы не струсили. Но заче-ем все это?

-- Так струсили, -- настаивал Петька, -- или НЕ струсили?

-- Не струсили, -- едва слышно ответил Коля.

-- Тогда продолжаем! Вы со мной?! -- обратился Петька ко всем.

-- С тобой, -- прошептали мальчики, а Оля добавила.

-- Но только я не буду изображать эту женщину.

-- Хорошо! -- как-то быстро согласился Петька. -- Я сам буду ее изображать. Ты, Колька, теперь будешь бабой Клавой.

-- А... кто... будет?.. -- Колька смутился.

-- Плодом? -- с пониманием посмотрел на оторопевшего мальчугана старший товарищ. – А… вот, я подготовился.

Он порылся в карманах своей одежды и достал оттуда спичечный коробок, затем открыл и потряс им над партой. Из коробка выпала муха и медленно поползла по столу.

- Крылышки я уже оторвал, чтобы не улетела, -- продолжал Петька. Затем обратился к Оле. -- Тебе, значит, быть гинекологом.

-- Не буду! Не буду! Не буду! -- девочка залезла на парту, улеглась и зажмурила глаза.

Саша и Коля молчали. Им не хотелось больше ни о чем спрашивать.

Спросил Петька. Уже после того, как у насекомого были оторваны все лапки, головка и брюшко, и все это было выброшено в урну.

-- Скажи, Коль, ты почувствовал что-то, когда я это делал?

-- Что? -- не понял Коля.

-- Ну, когда я убивал муху?

-- Так... это ж... муха, - попытался ухмыльнуться мальчик. Потом - поуверенней. – Нет, не почувствовал.

-- Не почувствовал? Конечно! Ведь это же - плод! Тогда скажи этой женщине... Эй, женщина! Откройте глаза! Все закончилось! -- неожиданно вдруг повернулся к лежащей на парте девочке. Девочка посмотрела на Петьку. А он продолжил, обращаясь к ней.

-- Теперь скажи доктору - спасибо.

-- Не хочу.

-- Скажи! -- заорал Петька. А потом - спокойно. -- Скажи, Оля, пожалуйста. Скажи: "Спасибо, доктор!"

-- С-спасибо, -- не успела обидеться, напугавшись, девочка.

-- Пожалуйста, девонька. ВСЕ-Е БУ-У-ДЕТ ХО-О-РО-ШО-О…

Затем резко повернулся к Кольке.

-- Правда, баба Клава? Скажите и вы-ы... Скажи! Скажи ей: "Молодец, доченька! Умница! Почи-и-стилась... Скажи!

-- П-почи...с-сти... -- у Кольки схватило дыхание.

А Петька обратился к Саше.

-- Ангеле Божий, благословите!

Саша молчал. Он не хотел - благословлять.

-- Пра-а-вильно говоришь, -- поклонился Петька «ангелу», а потом добавил, обратившись уже к Коле.

-- Ты ведь не хотел... вместо мухи? А?! Скажи! Если б тебя... вместо... Тебе бы больно было?

Коля молчал. А Петька продолжил.

-- Пра-а-вильно говоришь… И МНЕ БЫ БЫЛО БОЛЬНО! -- заорал на Кольку, а потом обернулся к Сашке. -- Но МНЕ - НЕ БОЛЬНО! И это у меня - У МЕНЯ - все будет хорошо!

И затем, успокаиваясь, добавил.

-- Потому что и меня - тоже Ангел благословил.

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика