• Регистрация
МультиВход

"Восьмой день недели" и другие рассказы

Восьмой день недели

-Так, дети, закругляйтесь. На часах уже стрелки показывают девять вечера, а кому-то еще завтра утром в зоопарк рано собираться. Мы же не хотим стоять в очереди из-за того, что опоздаем? – папа вошел в комнату. Мы с Митей переглянулись.

-Папа, мы не будем спать, - я встала, а за мной Митька. Он кивнул и продолжил:

-Мы решили, что спать ложиться вы нас заставляете очень рано. Мы не успеваем поиграть! А ночью мы все равно ничего не делаем. Только спим. А лучше мы будем играть.

Папа от такого заявления сильно удивился и стал похож жирафика, которому укоротили шею. Этому мы были рады. Митьке в какой-то книжке бабушка прочитала, что при бое противника надо ввести в стадию шока. Но что это такое Митя не знал. И я тоже. Но его бабушка сказала, что тысячемиллионное удивление. Судя по лицу папы, у нас это получилось.

-Алиса-а-а! У нас две маленькие проблемы, - закричал папа.

-Даня-я-я! Эти проблемам уже пять лет и одна из них вообще не наша, - мама вошла в комнату. У нее на щеках были полоски из муки, прямо как у индейцев, - Ну и что тут у вас случилось?

-Они не хотят спать, - папа указал на нас с Митькой. Будто жаловался. Честное слово, взрослые такие дети!

Мой друг на это утвердительно кивнул: - Нам не хватает времени, чтобы играть. А ночью этого времени много, - снова объяснил все Митя, но уже моей маме.

Она оказалась более понимающей, чем папа.

-Конечно! Я с вами согласна. Мне вот тоже времени не хватает, чтобы фильм посмотреть. А вы знаете, как это исправить? – мы только хотели сказать, что можно не спать ночью, но мама на это отрицательно покачала головой.

-А давайте мы с вами сделаем еще один день в неделе? Тогда в восьминедельник можно будет делать, что хочешь! – по лицу мамы было понятно, что она не шутит.

-Али-ис… Ты же не серьезно? – папа с опаской покосился на маму и приложил ей руку ко лбу.

-Я абсолютно серьезно! Тебе ведь тоже не хватает времени на то, чтобы собрать, наконец, ту несчастную тумбочку.

-Что же… Может вы и правы, - папа почесал затылок, - О! Я знаю, как нам сделать восьминедельник! Нам нужно на машине времени отправиться к папе Григориану, который там придумал календарь. И попросить его просто добавить еще один день.

-К кому отправиться? – я ничего не поняла и наклонила голову набок.

-На чем отправиться? – Митя, как и я, ничего не понял. А мама поняла, поэтому захлопала в ладоши и обняла папу.

-Точно! Именно это нам и нужно сделать. Я сейчас возьму пирожки, а вы доставайте картонную коробку, - мама убежала на кухню, а папа присел на корточки перед нами. Прямо как лягушечка.

-Папа в Риме это что-то вроде царя у нас, если проще говорить. А машина времени это такая штука, которая поможет нам оказаться много-много лет назад, - начал он объяснять, но до меня все еще ничего не доходило.

-Рим – это вообще где?

-Это главный город в Италии. Она юге и там есть море… - начал папа

-А еще она похожа на сапог! – закричала мама с кухни и вышла с кухни со свертком, из которого очень вкусно пахло. Думаю, что папа-дядя Гриша, когда попробует мамины пирожки точно согласится сделать еще один выходной.

Папа вытащил не пойми откуда большую картонную коробку, из которой шел свет.

-Все на борт! – он открыл крышку коробки и сделал вид, будто поправил бабочку на шее.

Мы с Митькой переглянулись. Все это было похоже на какой-то очень странный сон.

-Лера, ущипни меня… - я легонько щипнула Митю за руку. Он отдернул ее и потер. Значит, не спим.

Когда мы нырнули в коробку, она оказалась бездонной. И там было так светло! Мы летели и летели вниз, а потом упали в большом зале с высоченными колоннами.

В самом конце зала на небольшом красном стульчике и под красными шторками сидел старичок в красной шапочке. У него была белая борода, и мне он сначала напомнил Деда Мороза, который решил отдохнуть в стране сапога. Перед ним стоял столик и он что-то писал, но отвлекся на нас. Родители и Митька лежали на полу возле коробки и храпели. А дяденька пристально смотрел на меня. Он был похож на старенького хамелеончика, который вообще ничего не понимает, а когда из коробки вдруг выпадают спящие люди, так вообще.

-Ой… Простите пожалуйста, мы не хотели вам как-то мешать. Вы же папа Гриша? – мой голос эхом раскатился по залу. И везде было слышно «…папа Гриша… папа Гриша… папа Гриша».

Родители мне всегда говорили, что если не знаешь, с чего начать, то просто улыбнись. Поэтому я заулыбалась так широко, как только могла. Мне было страшно, но Митька вдруг проснулся и подошел ко мне.

-Не улыбайся так широко. Ты его испугаешь, - прошептал он мне, а потом обратился к папе Грише. Митька был умнее, и память у него не как у рыбки, - Здравствуйте, папа Григорий! Мы прилетели к вам из будущего…

-И хотели бы попросить у вас сделать новый день в календаре. Восьмой. А то нам совсем некогда играть! – я перебила Митю и тут откуда-то заиграла торжественная музыка. Под нее в мультиках обычно появляются главные герои, которые всех спасают. Тут и проснулись мои родители.

-Может быть, вы хотите еще пирожков? – мама протянула вкусный сверток папе Грише, который становился все больше похожим на хамелеона, у которого еще глаза смотрят в разные стороны.

-Или мы могли бы показать вам будущее? – рядом с мамой появился папа и бедный дядя Гриша совсем обалдел. Он смотрел на нас как ящерка с оторванным хвостиком. Хоть я и не отрывала ящеркам хвостики, но Митя говорил, что они выглядят как на первой стадии боя, о которой читала ему бабушка.

И тут у мамы пирожки начали летать по всему огромному залу, папа стал прыгать вокруг коробки и кукарекать, а дядя Гриша превратился в хамелеона и-и-и…

-Ле-е-ра-а-а! Встава-а-ай! В зоопарк опоздаем, - Кричала мама. Я села и посмотрела вокруг. На полу комнаты лежала огромная картонная коробка от вчерашней игры с Митей в космонавтов. С кухни доносился запах маминых пирожков, а папа сидел на полу в коридоре и отчаянно пытался собрать тумбочку.

-Мам, пап, а мы вчера не пытались с вами и Митей восьмой день недели у папы Гриши попросить? – я выглянула из комнаты и встретилась с непонимающим папой.

-Что? У кого? Когда? Ты вчера уснула сразу после того, как Митю бабушка забрала. Одевайся и за стол. Поедем сегодня смотреть хамелеонов и жирафов… Алиса-а-а! Как это собрать?!

 

Кастрюльные молодожены


-Мить, а сколько времени? – мы сидели у меня в комнате и играли в «зАмок». Митька был принцем, а я принцессой и драконом. Хотя этой большой ящерицей мне быть не хотелось. Но просто иначе Митя не смог бы бороться сам с собой, чтобы спасти меня.

Он посмотрел на часы и почесал затылок, -Так, маленькая стрелочка показывает на девять, большая на двенадцать… Ой! Родители сказали, что они в девять за мной придут!

-Опя-ять…- я разочарованно поставила принцессу в башню,- Ну вот почему мы не можем просто остаться дальше играть? Это разве сложно — все время быть вместе? Вот жили бы вдвоем, так можно было бы с утра и до вечера играть.

-Лерка! А ты классно придумала! – Митя вскочил и стал похож на белого мишку, который как-то встретил пингвина. А этого быть ведь не может, мне дядя рассказывал, что они с разных сторон земли живут.

-Что я придумала?

-Быть вместе! Жить, играть, гулять. Это же родители так делают! Нам нужно с тобой срочно пожениться, тогда мы и не сможем больше никогда расстаться.

Митя встал передо мной на одно колено, как в мультиках обычно принцы перед принцессами делают: - О, Лера, согласитесь ли вы стать моей женой и...и…

-И родители нас не разлучат. Я согласна! – я запрыгала и захлопала в ладоши, - Ура!

-Ура! – Митька встал с колен и тут в комнату вошла мама.

-Вы чего раскричались? Уже поздно. И тебе, Мить, собираться пора. Родители скоро придут.

-А вот и нет! Митя не может уйти. Он теперь мой муж и остается со мной играть. Вы ведь с папой не расстаетесь. Ну и мы с Митей тоже, - я поджала губки и нахмурилась. А мама взяла и рассмеялась. Может со стороны я была похожа на ежика? Человек-ежик, наверное, смешной.

-Ага… Значит, вы теперь молодожены…- мама так широко улыбалась, что мне стало не по себе. Акулы тоже улыбаются. А потом рыбок едят.

-Да. И нам нужна квартира. Мне папа говорил, что всем нужно место, чтобы жить. А молодым семьям короли должны давать квартиры… - Митя слишком серьезно посмотрел на мою маму. Она так удивилась, будто мороженое случайно на пол упало.

-Даня! У нас проблемы с сыном юриста и его новой женой — нашей дочкой! – закричала мама, и я услышала, как папа на кухне поперхнулся. Чаем, скорее всего.

-Насколько мне известно, знакомство с отцом происходит до свадьбы! – закричал папа в ответ. Через пару секунд он уже стоял рядом с мамой.

-Но вы же меня уже знаете, - Митя пожал плечами, - Жить все время в комнате Леры или моей мы не можем. Только рыбки из своих домиков не выходят. А мы не рыбки.

-Тоже верно… Поэтому у меня есть прекрасная идея, - мама прищурилась и улыбнулась. Прямо как лисичка – Мы с папой пойдем жить к родителям Мити, а вам оставим квартиру. Идет?

-Что?! Не идет! Не бежит! Не ползет! – папа аж подпрыгнул. Наверное, от радости.

-Да! Это не обсуждается,- мама взяла своего мужа под руку, и они вышли из комнаты, а после и из квартиры. На лестнице еще были слышны папины крики, но потом стало тихо.

Теперь все три комнаты остались в нашем распоряжении. И кухня, и ванная, и даже папин компьютер! Но я вспомнила, что было девять часов. А в это время мама обычно готовит ужин. Если сейчас я стала мамой, то мне и нужно ужин готовить.

На кухне я достала коробку с кашей. Это было единственное, о готовке чего у меня было хоть какое-то представление.

-На ужин будет каша, - я пододвинула табуретку к раковине и стала набирать в кастрюльку воду.

-А что обычно папы делают, когда ждут еды? – Митька скучающе сел на стул и стал болтать ногами.

-У меня папа в телефоне сидит. Он читает какие-то шутки, а потом они с мамой вместе смеются, - я поставила кастрюльку на плиту и включила газ, - Пойдем, доиграем в спасение принцессы. У мамы вода обычно долго закипает.

И мы ушли играть. Как же бился дракон с принцем! Ни в одном мультике такого не увидеть. Он его бух! Другой в ответ бам! И тот пдыщ огнем в него! А он щитом так кдум, что тот та-а-ак бум, что аж гарью запахло.

-А ты уверена, что это дракон дым испускает? – Митька настороженно принюхался.

-Если не он, то кто тогда? У нас вроде дым из ушей не валит, - странное выражение, но взрослые его часто говорят. Мне бабушка сказала, что это когда человеку все очень-очень надоело.

-Каша! – Митька подскочил, как будто его оса укусила и побежал на кухню, - ЛЕРА-А-А!!!

-Ой… Кастрюля! – я побежала к Мите, а тот уже заливал дымящую кастрюлю чаем. Я взяла графин с водой, стала наливать воду в чашки, ковшики и подавать мужу, чтобы он тушил дым. Никогда не думала, что играть в пожарников будет так сложно.

-Звони своим родителям! Пускай они с моими приходят! – закричал Митя. Я нашла городской телефон и хорошо, что помнила телефон мамы. А то мы бы превратились в черных котиков.

-Мама! У нас кастрюля горит! Митя ее тушит!

-Лера! Иди сюда! У нее дно растекается!

-Бегу! – я бросила трубку и понеслась к Митьке спасать кастрюлю.

Когда прибежали родители, они были похожи на запыхавшихся лемуров. К тому моменту мы уже потушили кастрюлю и устало сидели на полу.

-Мы тут посовещались… И решили, что пока что не будем мужем и женой, - Митька провел рукой по лбу и выдохнул.

-Ага. А то у вас слишком проблем много, - я посмотрела на маму с папой, - Вы же не рассердились из-за кастрюли?

Похоже, я выглядела так жалостливо, что им просто было нечего сказать в ответ. Потому что мне вот было жалко кастрюлю. В ней у мамы каша всегда вкусной получалась.

-Самое главное, что вы живы и здоровы, - папа улыбнулся и присел на корточки, - Ну, что, мы можем теперь в квартиру вернуться?

Я утвердительно кивнула. Все-таки сложно быть взрослым.

 

 

Моржовые сказки

 


Когда я была совсем еще маленькой, у меня была Большая детская энциклопедия. И хоть я читать не умела, но там были очень красивые картинки, так что я любила её просто рассматривать. Да и само название мне очень нравилось. «Энциклопедия» - звучит красиво.

 

Но однажды к нам в гости приехал дядя Саша. Брат папы. Я слышала, что родители говорили, что дядя Саша – журналист и писатель. Но для меня он стал моржом . Его плотный живот, усы и добрые-добрые глаза не давали мне возможности избавиться от такой ассоциации. А когда он начитал смеяться, то так смешно фыркал, что хотелось фыркать в ответ. И вот, одним вечером родители ушли в театр, а меня оставили с дядей Сашей.

 

До десяти мы с дядей Сашей играли в прятки и догонялки по всей квартире, а когда пришло время ложиться спать, я притащила ему свою Большую детскую энциклопедию.

 

-Ого-о! И ты хочешь, чтобы я тебе все это прочитал? – дядя Саша рассмеялся и опять стал похож на моржа.

 

-Не всё, а немножечко. Тут картинки красивые.

 

-Ну, раз так, то давай посмотрим, - дядя Саша открыл книгу на середине, - Можем прочитать про вулканы.

 

Я посмотрела на горящие горы, и мне стало как-то не по себе. В сказках, когда в горах живут огнедышащие драконы, значит, что ходить туда нельзя. А тут то же самое. Поэтому я отрицательно помотала головой.

 

-Не хочу про вулканы.

 

-Тогда можем почитать о-о-о…,- дядя Саша стал листать странички так быстро, что они будто превратились в крылышки. А сама книга – в бабочку. Мне показалось, что она сейчас улетит, поэтому я остановила летающие странички.

 

-Вот тут!

 

-Так-с... У нас тут пингвины! «Эти плавающие птицы живут в Антарктиде на Южном полюсе. Они питаются рыбой», - начал читать дядя Саша, - «Пингвины не умеют летать, но зато очень хорошо плавают! А от холодов и морозов их спасает толстый слой жира…»

 

Пока дядя Саша читал, я задумалась: Антарктида – это где? Слово красивое. Так же, как и «энциклопедия».

 

-Дядя Саша, где находится Антарктида и Южный полюс? - я решила, что писатель и журналист должен разбираться в красивых и длинных словах.

 

-О, это самый юг нашей Земли, - дядя Саша отвлекся от чтения и показал руками в воздухе большой шар, - Наша Земля – круглая. И в са-а-амом низу есть континент, который называется Антарктидой.

 

Я округлила глаза. Как внизу? Они что, сами держат Землю!? Но пингвинам же тяжело! Если Земля такая большая, какой её показал дядя Саша, то птичек придавит скоро!

 

-Ты чего? – Морж посмотрел на меня, - Я что-то не так сказал?

 

-Как пингвинчики держат такую тяжелую Землю? Им же тяжело!

 

Дядя Саша сначала удивленно на меня посмотрел, а потом начал смеяться. Он смеялся и смеялся, фыркал и фыркал. А я не понимала, чего он-то не понимает? Писатели и журналисты ведь умные люди! Должны понимать, что пингвинам тяжело.

 

-Ой, насмешила! – дядя Саша отдышался от смеха, - Земля наша находится в Солнечной системе. В космосе. И там она летает в невесомости. То есть нашу планету никто не держит. Она сама держится. И пингвины живы и здоровы, никто их не трогает.

 

Я попыталась переварить все это. Значит, птички в порядке и беспокоиться за них не стоит. А если Земля висит где-то в каком-то космосе, то и за черепаху и слонов можно не бояться, а Митька в садике про них все придумал.

 

-Давай еще что-нибудь почитаем,- я взяла из рук дяди Саши книгу и начала ее листать. Передо мной забегали рыбки, деревья, дома. Не глядя, я остановила бегущие истории. С открытой станицы на меня смотрел большой, но с очень добрыми глазами динозавр. Мне он показался прадедушкой жирафа, а жирафы мне нравились. Поэтому дядя Саша начал читать.

 

-«Это — диплодок. В длину он больше, чем три автобуса, а его вес достигает до 80 тонн! Но, несмотря на такие огромные размеры, он травоядный и совершенно безобиден».

 

Я попыталась сложить в голове три автобуса. Получилось очень много. Тогда я подумала, как было бы удобно добираться до Митьки. Он живет на три этажа выше. Идти та-ак долго! А вот села на шею к диплодоку и р-раз! Уже на месте.

 

А еще из диплодока можно сделать классную горку. Только вниз нужно положить много подушек, чтобы было приземляться удобно.

 

Но дядя Саша читал про диплодока как-то скучно. Оказалось, что живая горка вымерла давно-давно. А по скелетам не покатаешься. Тем более, они в музеях все.

 

-Давай дальше,- я снова забрала у дяди Саши книжку. На часах было уже одиннадцать вечера. Время, когда пора бы уже лечь спать.

 

-Лера, последнее что-нибудь выбирай. А то если родители твои вернутся, а ты не будешь спать, мне не поздоровится.

 

-Хорошо. Я хочу вот про это,- я вернула дяде Саше книжку. С открытого разворота на него смотрела большая красивая снежинка.

 

-Так-с… Ну давай. Снежинки образуются из водных капель, которые оседают на пыли. Потом это все замерзает и красивым снегом спускается на землю. Ни одна снежинка не похожа на другую, но все они шестигранные, то есть имеют шесть сторон. Чем ниже температура воздуха – тем меньше сама снежинка. В Антарктиде выпадают самые маленькие, там их называют алмазной пылью. А вот если температура ближе к нулю, то снежинки бывают самых разных форм и размеров. Столбили, звездочки, пластинки и хррр-пффф… хррр-пффф… хррр-пффф…

 

Я только успела подумать о том, почему, если снежинки все разные, меня, Соню и Вику одевали на Новый год в одинаковые костюмы снежинок, как услышала храп дяди Саши.

 

-Ой…- я забрала у него книжку и накрыла уснувшего Моржа одеялом от куколки.

 

Тут стало слышно, как открывается входная дверь. Это пришли родители.

 

-Так тихо… Саша правда смог ее уложить?

 

-А я что тебе говорил? На него можно положиться!

 

Я вышла в коридор и замахала им руками. Расшумелись они тут!

 

-Тише вы! Тише! – я зашикала, - Дядя Саша спит. Он устал о снежинках читать.

 

Нам надо спасти деревья

Воспитательница нам рассказывала, что деревья забирают себе всю грязь из воздуха в листочки, а после делают из неё кислород и отдают нам обратно. И как-то я поняла одну страшную вещь. Бедные растения берут себе всякую бяку, сами болеют, но делают нам чистенький воздух.

И ученые, которые это придумали – жестокие. Деревья надо спасать. Нужно построить им домики, чтобы защитить от газов. Мой папа – инженер. Он и поможет мне построить домики.

-Папа, помоги мне спасти деревья! – я пришла на кухню. Папа, если не работает, то читает. И сейчас он опять читал.

-Что спасти?                                                                    

-Деревья. Они забирают себе ядовитый яд – углекислый газ и от этого болеют. Ты хочешь, чтобы деревья умирали?

-Солнышко, деревья болеют не от этого. То, что они, забирая углекислый газ, вырабатывают кислород – нормальное природное явление. Не волнуйся за них.

-Но их листочки от этого осыпаются!

-Они осыпаются потому, что приходит осень и деревьям пора ложиться спать. Ты можешь пойти поиграть к себе в комнату?

Как он не понимает, что бедным деревьям нужна помощь! Но он недооценивал мои возможности. В моей голове родился гениальный план. Я взяла бумагу, карандаши, и стала рисовать домики для деревьев.

Они должны были быть большими. А еще о-о-очень высокими. Деревья же растут и им не должно быть тесно. Я нарисовала очень много домиков для разных деревьев. Не загонять же их всех под одну крышу! Елочке будет также сложно жить с березкой, как тортику и селедочке в животике, если их вместе съесть.

Мой гениальный план заключался в спасении деревьев по всему миру. Каждый человек должен был построить домик для своего дерева. Это же очень просто! Сделать одно маленькое доброе дело для общего большого.

Итак, проект был нарисован. Осталось решить, из чего строить. Выбор у меня был большой: кубики, конструктор, стены замка для принцесс. Или можно было просто взять и поставить на стражу деревьев драконов. Они и сильные и могли бы их закрыть крылышками. К счастью, я вовремя вспомнила о том, что драконы же огнем пышут, а я деревья сохранить пыталась, а не сжечь. Поэтому я выбрала конструктор с пупырышками который чем-то похож на маленьких крокодильчиков-кирпичиков.

Я положила проект на коробку с конструктором. Осталось выйти из квартир так, чтобы родители ничего не поняли. Поэтому я на цыпочках и с большой коробкой в руках выскользнула из квартиры.

Как только я вышла на улицу, то стало понятно количество работы. Оно было гигантским! Прямо как те динозавры с длинными шеями, которые листья ели.

Подойдя к первому дереву я увидела, что рядышком в песочке копается Митька – мой друг в садике и еще сосед.

-Привет, Митя! Что делаешь?- я заглянула к нему за плечо и попыталась что-то увидеть.

-Привет! За муравьями наблюдаю, - он обернулся и посмотрел на мою большую коробку, - Зачем тебе конструктор на улице? В него же дома играть надо.

-Я решила сделать домики деревьям и спасти их. Помнишь, воспитательница рассказывала, что деревья поглощают вредные штуки из воздуха, а нам отдают кислород?

-Помню. Ну и что же?

-А то, что от этого деревья болеют, и листики с них осыпаются. Вот я и решила построить им домики. Поможешь мне? – я протянула ему свой план.

-Ого-о… А я об этом даже не подумал, - Митька встал, - Пойдем сначала во-он ту осинку спасем? Мне в детстве папа говорил, что у нее листики дрожат потому, что ей страшно.

И мы побежали к осинке. Мы обкладывали его конструктором очень быстро. Скоро домик стал доходить нам до коленки. Но тут наши строительные материалы стали заканчиваться.

-Мить, а у тебя есть дома конструктор?

-Да, но у меня сейчас там бабушка. И если я туда вернусь, то уже не выйду… - он с опаской посмотрел на окно своего дома.

Я тоже посмотрела на дом и увидела в нашем окне маму. С выпученными от непонимания глазами она была похожа на рыбку. Мама также быстро исчезла из окна, как и появилась там. Было понятно, что она идет сюда.

-Митя-я… Сюда идет моя мама. Она не разрешит нам строить домики. И конструктора у нас больше нет,- я посмотрела на своего друга, а потом на недостроенный домик. Слезы наворачивались на глазах. Как же так получается… Мы не спасли деревья?

Я не выдержала, и заплакала. Тут к нам и выбежала мама. Она застала ревущую меня и Митьку, который не знал, что делать, когда дерево не в домике, а девочка плачет.

-Здравствуй, Митя. Что у вас тут происходит?

-Здравствуйте, тетя Алиса. Мы строили домик для осинки, чтобы к ней не попадал грязный воздух, и она не боялась. Но у нас закончился конструктор и Лера расстроилась.

К тому времени я уже перестала плакать и внимательно смотрела на маму. Она была удивлена и переосмысливала все, что сказал ей Митя. В этот момент она стала похожа на того, кто пытается понять, почему морской конек плавает вертикально.

-А-а-а-а-а… Все понятно. Вы молодцы, что пытаетесь спасти деревья. Но только конструктором тут не поможешь. И деревьям не вредит грязный воздух.

-Почему не вредит? Они же часто болеют, если листики осыпаются, - я подозрительно посмотрела на маму. Этот взрослый человек прямо сейчас пытался нам навесить на уши лапшу.

-Листики осыпаются потому, что на улице становится холоднее, а не потому, что деревья болеют, - мама улыбнулась, - Осенью они желтеют и падают, зимой деревья стоят без листиков, а весной они опять вырастают.

-Но как мы тогда дышим? – Митя испуганно посмотрел на мою маму, - Если зимой нет листиков, то… То не выделяется воздух…

-Ну, лесов же у нас на планете много. И на всю планету не одно дерево. Но вы абсолютно правы, что пытались спасти их. Они болеют, потому что люди сейчас люди много чего плохого выбрасывают в воздух. То, что выходит из заводов — вредно. А от углекислого газа деревья защищать не надо, - мама улыбнулась.

Мы с Митькой и мамой тогда решили, что строить домики вокруг деревьев не будем, а лучше нарисуем большой-большой плакат о защите деревьев и повесим у нас в парадной. Чтобы люди не мусорили и не выделяли грязный воздух.

На следующее утро жители нашего подъезда уже любовались на плакат. Мы его рисовали весь день гуашью и мелками, чтобы сразу заметно было.

-А правда хорошо, что со взрослыми можно договориться? – мы с Митькой стояли на подоконнике у него в комнате и смотрели на парк, который зеленел вдали.

-Правда,- он улыбнулся.

А на кухне сидели наши родители, и я краем уха услышала, как они перешептывались:

-Как хорошо, что с этими детьми можно договориться.

-И то верно…

Я улыбнулась, и глубоко вдохнула чистый и сыроватый утренний воздух.

 

 

Обиженные актеры

 


Как-то раз мы с мамой пошли в театр. Я любила эти культурные вылазки, потому что меня манила атмосфера театра с самого первого посещения. А какой удивительный там запах! Запах пыли, книг, а еще огромное количество воздуха от высоченных потолков. Такого нигде больше не найти.

 

Я любила ходить на спектакли, и делали мы это часто. Каждый такой поход был как маленький праздник. Меня наряжали в красивое платье, заплетали волосы. А я волновалась так, будто мне самой нужно будет играть на сцене, а не сидеть на мягком кресле.

 

Актеры же мне казались совершенно удивительными людьми. Они не боятся так просто выступать перед сотнями людей! Прямо перед нашими глазами, на сцене они творили свою историю и играли в своем маленьком мирке. Поэтому мне совершенно не нравилось, когда они выходили на контакт со зрителями. Знаете, такое часто бывает в спектаклях: «Ребята, давайте все вместе позовем Дедушку Мороза!». И все ребята кричат. И я с ними. Но мне тогда хотелось расплакаться от возмущения. Почему они выходят из своего маленького мирочка на сцене? Ведь они – удивительные. Так зачем суваться в зал?

 

В тот вечер мы с мамой пришли в театр вовремя. Это было здорово, потому что обычно мы опаздывали, и приходилось искать в темноте наши места. Этот театр был не похож ни на какой другой, где я была раньше. В других обычно стояли какие-нибудь забавные фигурки животных, висели афиши, были яркими картинками раскрашены стены. А тут я увидела красную, бархатную ковровую дорожку, огромные потолки и каменные резные скульптуры. Все было так величественно, что я, поначалу, боялась дышать. Все вокруг было великолепно.

 

По широкой лестнице мы поднялись наверх, и нашли дверь, ведущую на балкон. Там были наши места. У нас был первый ряд, а места прямо напротив сцены, которая пока была закрыта тяжелым багровым занавесом. Мама сказала мне: «Подожди, я сейчас приду». Она встала и вышла, а я подошла к краю балкона и встала на носочки. Внизу собирались люди. Они были такие маленькие, но все красивые. Как куколки. Тут мелодичная музыка разнеслась по всему театру. Это был первый звонок. Людей внизу становилось еще больше.

 

Те, у кого места были на балконе, тоже начали плавным потоком подтекать на свои места, поэтому я вернулась к себе и села в кресло. Всегда удивляло то, что на два кресла всего три подлокотника. Это ведь неудобно! Только один человек сможет нормально сесть, а другому придется тесниться на одном.

 

Вместе с другими людьми на балкон пришла мама, и у неё в руках было два бинокля. Белых, гладеньких, небольших. Один она протянула мне: «Держи, а то ничего видно не будет».

 

Я поднесла бинокль к глазам и увидела красивую женщину в красном платье, которая искала что-то в сумочке. Она стояла прямо возле сцены. Когда я убрала бинокль, то эту же даму я едва смогла найти среди таких же красивых людей.

 

Прозвенел второй звонок, за ним третий, и вот свет в огромной люстре на потолке потух, а занавес раскрылся.

 

На сцену выбежали девушки в пышных юбках-пачках и начали танцевать. Делали они это очень хорошо, и смотреть было интересно. Потом к девушкам выскочили молодые люди и они все вместе танцевали достаточно долго, пока на сцене не осталась одна девушка с игрушкой в руках. Деревянный солдатик с большим квадратным ртом. Она начала бегать с ним по сцене, потом выбежали люди в серых костюмчиках и всё так закружилось и завертелось… И на сцене потом осталась одна девушка. Уже без игрушки. Свет включили. Занавес опустили.

 

Во время антракта мы с мамой решили не пойти в буфет, а просто погулять по театру. На стенах коридоров висели фотографии актеров, в стендах стояли старые костюмы. Мама рассказала мне, что спектакль, который мы смотрим, называется балетом. Только мне это ни о чем не сказало. Какие-то пирожные ведь называются тортиками. И различаются они только размером. А так – все вкусные.

 

После очередных трех звонков спектакль продолжился. Девушка танцевала на сцене, убегала от людей в сером, была вместе с другими. Это всё было очень интересно, но меня очень волновал другой вопрос.

 

-Мама, а когда они заговорят? – я знала, что болтать во время спектаклей нельзя, но уже столько времени прошло, а актеры ни слова не сказали! Может быть, это немой спектакль? А что, если актеры вовсе обиделись на нас, и поэтому не говорят? Да даже пускай они с залом болтать начнут. Вот ни с того, ни с сего. Просто так и прямо сейчас.

 

-Это ведь балет. Они и не должны говорить. Они танцуют, и так рассказывают.

 

Уже после спектакля мама рассказала мне, что для того, чтобы танцевать в балете нужно очень долго и серьезно готовиться. Это – настоящее искусство, а то, что мне было непонятно, это нормально. Ведь в пять лет не каждого родители на балет водят.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.
Живое слово
Фотогалерея
Яндекс.Метрика